[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Статистика Форума
Самые популярные темы Последние обновленные темы Самые активные
Считаем до 100 00... (3797)
Слова (1964)
Злой админ (1620)
Обломай другого (1468)
Ваше настроение в... (1123)
Ассоциации к ават... (758)
Команда -CATS- (672)
Античит(SACE2) Чи... (510)
Игра в города! (495)
Голосование Мисс ... (291)
-=Команда-3=- vs ... (260)
Стена пользовател... (4)
Dota 2 на iCCup&#... (2)
Opera 12 (5)
10 СПОСОБОВ СДЕЛА... (2)
Рассказ на конкур... (8)
Обсуждение и идеи (33)
A.N.T.I.S.T.A.L.K... (4)
Комбату (4)
Анкеты персонажей (26)
[strikearena.ru]#... (47)
Доска позора (25)
cats_KuzЯ (3197)
cats_dacze (2330)
cats_Mishania (2284)
n[o_O]b (1769)
cats_BigBen (1469)
SANTA (840)
Stalkersha (726)
cats_Rusich2610 (698)
cats_tewashedo (581)
amirdjigit (572)
КОТ_МАТРОСКИН (461)

Страница 1 из 212»
Модератор форума: Tимкa, Пиратехник, Марита 
Игровой Форум » Ролевая игра » Северная Зона » Припять (Мертвый город-призрак)
Припять
Марита
Дата: Суббота, 18.08.2012, 03:16 | Сообщение # 1

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
Припять


Мертвый город энергетиков-ядерщиков, эвакуированный еще после Первой катастрофы. Полностью контролируется группировкой "Монолит", крайне изредка можно встретить сталкеров - счастливчиков, сумевших проскользнуть через патрули монолитовцев и аномалии и рыщущих теперь в поисках хабара. Аномалии тут все, какие только можно представить. А мутанты настолько опаснее южных, что даже издали внушают суеверный ужас.
Но и артефакты тут такие, что югу и не снились.



Квестодатели локации:



Торговцы локации:



Концентрация аномалий на локации (внутри зданий и за на открытом пространстве):
Холодец- до 10 аномалий.
Жарка - до 13 аномалий.
Блуждающая Жарка - до 3 аномалий.
Адская трещина - 1 аномалия.
Электра - 20 аномалия.
Блуждающая Электра (Шаровая Молния) - 1 аномалия.
Гравиконцентрат/Трамплин - до 12 аномалий.
Воронка - до 7 аномалий.
Пространственный пузырь - до 3 аномалий.
Черная вдова - до 2 аномалий.
Ахиллесова пята - 1 аномалия.
Ржавые Волосы - до 15 аномалий.
Очаги радиации - до 10 очагов.

Мутанты, обитающие на локации:
Слепые псы, псевдособаки, зомби, снорки, химеры, контролеры, кровососы, тушканы, псевдогигант, полтергейсты, бюреры.

Возможные переходы на локации:
ЧАЭС
Новошепелечи
Мост в Припять

_Стрелок_
Дата: Суббота, 18.08.2012, 16:25 | Сообщение # 2

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
Скоро я, вместе с человеком в чёрном балахоне, назвавшим меня братом, по одной из многочисленных дорог, покинул территорию Чернобыльской станции. Через непродолжительное время пути, на который ушло около получаса, показался старый, покорёженный и ржавый, дорожный знак, на белом фоне которого, было написано «Припять». На подступах к городу, когда в метрах шестидесяти уже начали виднеться первые многоэтажные здания города-призрака, мы встретили первый оборонительный пост «Монолита». На самой дороге и по бокам от неё, плотной стеной стояли железобетонные оборонительные сооружения, высота которых, доходила человеку среднего роста, примерно до груди. На самой дороге, ближе к обочине и за укреплениями, горел костёр, около которого сидело пятеро человек и о чём-то беседовали. Неподалёку от костра, с другой стороны дороги, стояла кирпичная будка, через окно которой, торчала голова часового и переговаривалась с двумя другими монолитовцами. За будкой, со стороны города, виднелись деревянные ящики, в которых лежали автоматы и боезапас. Оглянувшись по сторонам, я заметил, что этот участок укреплений, тянулся намного метров, тем самым защищая значительную часть восточных подходов к Припяти. По бокам от блокпоста, вдаль, оцепляя город, шла железобетонная стена, такой же высоты, как и укрепления, перед которыми сейчас стоял я, рядом с одним из многочисленных братьев по вере. В укреплениях то и дело встречались бойницы небольшого диаметра, для того, чтобы можно было просунуть туда дуло автомата и прицелится. Нужно было быть очень метким стрелком, чтобы попасть по бойцу, стреляющему из-за таких укрытий. На железобетонных укреплениях, в некоторых местах, были установлены стационарные пулемёты М134, к которым было приставлено по два бойца. Вдоль прочной стены в этот момент проходил небольшой отряд «Монолита», патрулируя периметр Припяти.
- Слава Монолиту, братья! – сказал человек в чёрном, подходя к двум монолитовцам, стоявшим по бокам от прохода через укрепления.
- Слава Монолиту! – вторили ему адепты веры в Монолит.
- Слава Монолиту! – немного неуверенно подхватил и я.

Пройдя через заставу на пути в Припять, я со своим спутником начал углубляться вглубь города. Идя по старому асфальту, который уже давно был покрыт глубокими трещинами, я растеряно огладывался по сторонам, и взгляд мой, то и дело задерживался то на одном, то на другом заброшенном многоэтажном здании. Во многих местах, провода, идущие от столба к столбу, были порваны опасной и свирепой стихией Зоны и безжизненными змеями свисали на землю. На крышах домов были видны покосившиеся антенны, окна квартир по-прежнему были завешаны занавесками, а на некоторых балконах были открыты двери, как будто хозяева своих жилищ всё ещё были внутри забытых построек, и проветривали свои квартиры в этот, вовсе не жаркий, августовский день. Парадные двери подъездов были распахнуты настежь, словно приглашая случайного путника на отдых, на свои тёмные и сырые лестничные клетки. Солнце, выходя из-за частых белых и густых облаков, иногда освещало своими лучами заброшенные постройки Припяти. Но город-призрак был не совсем заброшенным. По улицам бывшего города энергетиков ходили патрули «Монолита», во дворах, посреди покинутых своими жителями зданий, и между ржавыми детскими качелями с облупившейся краской, полыхали костры, сидя возле которых, адепты либо переговаривались между собой, либо молились истинному божеству, скрывающемуся где-то в недрах Саркофага 4-ого энергоблока.
- Куда мы идём? – спросил я у своего проводника, когда наша прогулка по улицам Припяти затянулась.
- К центру города, - ответил мне брат, - Мы уже почти пришли, потерпи. Терпение, есть добродетель, так говорит Монолит!
- Истинно так! – подхватил я и зашагал уже заметно бодрее.

Вскоре мы дошли до ещё одного перекрёстка. Только, перед нами на этот раз оказалось не продолжение старой улицы мёртвого города, а тротуар, который шёл перпендикулярно к нам. За пешеходной дорожкой была небольшая площадь, густо поросшая листвой, посреди которой стояла высокая статуя полуобнажённого, стоящего на одном колене, мужчины в плаще за плечами. В вытянутых вверх руках у него было нечто, похожее на пламя.
- Кто это? – спросил я, указывая брату пальцем на скульптуру.
- Это Прометей, - ответил адепт «Монолита», который сопровождал меня всю дорогу, - В мифологии древних греков он был защитником людей от богов. Похитил огонь, за что был наказан. Но всё это – лживые предания, связанные с лживыми богами! Истинный Бог лишь один – Монолит!
Внимательно выслушав монолитовца, я ещё раз окинул статую титана любопытным взглядом и, следуя за братом, начал подниматься на площадь. На площади рядом с кинотеатром было довольно много адептов, которые приветствовали моего спутника почтительными кивками. Весь камень, коим была выложена площадь, давно потрескался, и сквозь трещины пробилась высокая трава, превратившая территорию рядом с кинотеатром в густые заросли. Бывший кинотеатр представлял собой старое, потрёпанное, продолговатое здание, навес над входом которого, поддерживался четырёхугольными колоннами. На крыше общественного места, в котором когда-то крутили фильмы, и залы которого некогда заполнялись народом, была крупная надпись «ПРОМЕТЕЙ», составленная тёмно-серыми, металлическими буквами. Около входа в кинотеатр стояла охрана, состоявшая из четырёх монолитовцев, которых мы и приветствовали:
- Слава Монолиту!
- Слава Монолиту! - был ответ.
Когда мы поднялись по ступенькам к входу в кинотеатр, мой сопровождающий обратился ко мне:
- На этом наш совместный путь окончен, брат! Мы перед кинотеатром «Прометей», тут расположился глава нашей общины, через которого с нами говорит Он! Зовут нашего лидера Харон, ступай к нему, ты найдёшь его в зале под номером два. Помимо первых указаний и наставлений, он даст тебе новое имя. А теперь – до свидания, брат, но не прощай, ибо мы с тобой ещё обязательно увидимся! Да прибудет с тобой сила Монолита!

С этими словами, человек в чёрном балахоне развернулся, и стремительно зашагал обратно, в сторону ЧАЭС. Ещё недолго посмотрев ему в след, я вошёл в заброшенный кинотеатр через дверной проём, дверь которого была вынесена вместе с петлями и валялась неподалёку. «Прометей» встретил меня полумраком своих коридоров, скрипящим полом, обшарпанными стенами и потолком, краска на котором уже давно облупилась. Рядом стояло несколько касс, внутри которых были раскиданы какие-то бумаги. По пути ко второму залу я встретил много адептов «Монолита», среди которых, зачастую попадались и сёстры. Наконец я дошёл до старых дубовых дверей, над которыми виднелась надпись «Зал №2». Пройдя внутрь, я увидел просторное помещение, спускающееся вниз, и уставленное старыми стульями. Внизу зала на одном из мест сидело два монолитовца и о чём-то говорили. По самому помещению, вдоль стульев, иногда шныряли мои братья по вере, с автоматами наперевес. Спустившись вниз, я подошёл к двум сидящим людям. По полу глухо отдавались мои шаги. Ещё до того, как я спустился на самый нижний уровень зала, в полумраке я смог различить фигуру, одетую в обычный противоаномальный комбез, и фигуру, уже по-крупнее, облачённую в экзоскелет. Подсознание подсказало мне, что человек в экзоскелете и есть Харон.
- Слава Монолиту! – негромко крикнул я, представ перед двумя людьми.

За Монолит!
Марита
Дата: Понедельник, 20.08.2012, 13:42 | Сообщение # 3

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
- Слава Монолиту! – послышался за спиной Харона неуверенный голос парня, которого он доселе не видел в своих рядах.
- Слава Монолиту! – ответил предводитель преданных Кристаллу. – Ты поди новообращенный. – уточнил Харон.
Стрелок молча кивнул.
- Пойдем, брат. Нам предстоит долгий разговор, - лидер поднялся со старого кресла во весь свой рост и могучий торс, который обеспечивал ему экзоскелет. В руке он держал шлем от костюма. – Да прибудет с тобой сила Монолита, брат! – обращаясь к собеседнику, с которым только что говорил, Харон приложил кулак к груди.
После этого он развернулся и прошел вперед к потайной дверке, служившей когда-то входом для служителей кинотеатра. Следом прошел и Стрелок. Он вспомнил что сказал ему проводник, оказавший ему помощь при пробуждении. «Когда-то тебе звали Стрелок…..». Попытался снова напрячь память, но ничего яснее врезавшихся в память слов и интонации голоса Монолита он ничего не вспомнил. Лицо девушки постепенно ускользало из его сознания, но почему-то Стрелок ощущал, что не должен забыть ее образ.

Харон повел новообращенного коридорами старого здания кинотеатра и, в итоге, привел на второй этаж в один из кабинетов. Скорее всего здесь, в былые счастливые времена бурной жизни города, размещалась светлица начальника «Прометея». Выцветшая мебель так и осталась стоять на своих местах, словно в память о процветании, хотя кое-что из деревянных изделий все же заменили на новые. А именно - стол посреди кабинета, на котором размещалась электроника. Стрелок от удивления аж покачал головой, как только разглядел на столешнице планшетники наверняка самой последней модели, но вовремя спохватился и спрятал эмоции подальше.

Владыка положил свой шлем на поверхность стола и повернулся к Стрелку. Лицо его не выражало ничего, кроме хладнокровной серьезности. Он не зря носил свой титул Лидера Ордена, управлять большим кланом «фанатиков», как их звали сталкеры, было бы не под силу слабому духом и сомневающимся в истинности существования силы Монолита. Возможно, они действительно были фанатично преданы Кристаллу, но зато их вера была по-настоящему искренней, в отличии от совершенно лживой религии неверных. Харон оглядел снизу вверх новоприбывшего в клан и сказал низким голосом:
- Добро пожаловать в Орден, брат, - он прошел к креслу во главе стола и уселся на него, предложив сесть напротив него на обычный стул. – Ответь мне, что ты помнишь из прошлой жизни, новообращенный? – ровным голосом спросил Харон.
Стрелок колебался всего минуту, но ничего кроме образа все той же девушки, в своей памяти не нашел. Как-то странно… ведь он же не был всю жизнь монолитовцем. Наверняка у него была семья…
- Ничего, - коротко ответил бывший сталкер, умолчав про девушку.
- Это хорошо, брат, - ответила Харон. – Сегодня ты избавился от всего мирского, грешного, от всего, что до сих пор вводило тебя в заблуждение, и предстанешь пред Монолитом с чистой душой и сознанием, дабы ОН наполнил тебя светом истины и своей силой. Ты удостоился чести стать адептом Монолита, потому что всегда стремился к истине. Кристалл услышал твое желание, - он помолчал, буравя Стрелка ледяным взглядом, - но помни, что ОН видит все твои помыслы. Только ОН способен увидеть твою ложь, если ты не был искренен сейчас со мной. Потому время очистить сознание от всего того, что отныне чуждо сознанию праведника, у тебя есть.
- Я смогу увидеть Монолит? – неуверенно спросил новобранец.
Харон взглянул на Стрелка и ответил:
- Как только Орден и я убедимся в твоей преданности и искренней вере, - молвил владыка, - ОН уже говорил с тобой, брат?
Стрелок кивнул головой и подтвердил:
- Да, предводитель.
Харон поднял палец вверх, не поднимая ладонь со столешницы:
- Это есть заповеди. Запомни каждое Его слово, чти и неукоснительно выполняй все, что прикажет тебе Он. И пусть пребудет с тобой сила Монолита, новообращенный, - произнес лидер.
- Слава Монолиту! – негромко провозгласил Стрелок, приложив кулак к груди, как недавно это делал Харон. Он вдруг понял, что ощущает некое облегчение в душе.
Владыка поднялся из кресла, на сколько ему позволял экзоскелет, и подошел к большому окну.
- Взгляни, брат, - приглушенно сказал он.
Стрелок быстро встал и тоже приблизился к окну, встав рядом с лидером Ордена.
- Это Припять, – начал Харон. - Теперь тебе не надо боятся этого места. Отныне и до конца твоей жизни, пока Монолит не решит забрать твою душу, чтобы стать еще сильней - это твой дом. Мы – твоя семья теперь. Здесь ты в ответе за одного и всю общину, новообращенный. Ордену ценен каждый из наших братьев, хоть иногда и приходится жертвовать кем-то ради нашей истинной веры, - закончил владыка разглядывая в окно бетонные пятиэтажки с черными проемами окон.

Стрелок же смотрел на город и старался анализировать то чувство, которое посетило его, стоило ему взглянуть на город из окна. Что-то в памяти подсказывало Стрелку, что он всегда стремился сюда, все время желал попасть в этот город. А что влекло его? Неужели стремление обрести семью в Ордене единоверцев? Зачатки мыслей в его голове тут же куда-то пропадали, Стрелок не успевал осознать то, что вспоминал. Сейчас ему хотелось одного… Выбросить из головы все, что лишнее и полностью отдаться клану и вере. Так будет проще и спокойнее. Но лицо девушки никак не покидало его память…
Владыка повернулся к Стрелку, завороженно рассматривающему здания и чеканно произнес:
- Айрон.
Новоиспеченный монолитовец не сразу понял, что Харон обратился именно к нему. Очнувшись, он в недоумении взглянул на лидера.
- Теперь так тебя зовут, - повторил с той же интонацией владыка, - нарекаю тебя сим именем, брат. Такова воля Монолита.
- Благодарю Вас предводитель, - смущенно ответил бывший Стрелок и уже словно по привычке приложил кулак к центру груди.
Харон снова обратил свой взор в окно.
- За этим зданием, - он кивнул подбородком вперед, - находится многоэтажный дом. Его стены оплела аномальная лоза. – Харон замолчал, что-то обдумывая, - Монолит щедр и милосерден, так же как и справедлив, брат. Он позволил оставить жизнь сталкеру, обитающему в этой высотке.
Стрелок быстро посмотрел на владыку.
- Мои бойцы не мешают ему охотиться за артефактами. Он не представляет для нас опасности, потому уже довольно долгое время клан мирится с его существованием в Припяти. Этот сталкер и сам не против такой защиты, - здесь, казалось бы, лидер должен был бы иронично усмехнуться, но лицо предводителя оставалось все таким же каменным.
Айрон пока не мог понять к чему вел Харон, раскрывая ему эту тайну.
- Настало время доказать свою искренность и преданность вере в Монолит, брат, - глаза владыки заглянули прямо в душу Стрелку. – Присутствие сталкера в Припяти противоречит заповедям Монолита. ОН повелел, чтобы ты отправился туда и устранил нежелательный элемент.
Его слова прозвучали словно гром среди ясного неба.
- Я должен убить его? – попытался прояснить задачу Айрон, еще не понимая, что предстоит ему.
- Ты верно меня понял, брат, - кивнул владыка. – Сейчас тебе выдадут первое снаряжение.
- Спасибо, предводитель, - отозвался новоприбывший.
Харон повернулся к двери и стальным тоном позвал:
- Исам!
В дверь тут же ввалился монолитовец и приложил руку к груди в приветствии.
- Отведи Айрона на склад и выдай ему начальный комплект снаряжения. Он отправляется в город, - отдал приказ предводитель Ордена.
Айрон снова повторил уже ставший родным жест и попрощался.
- Да прибудет с тобой сила Монолита, - тише чем обычно сказал Харон.

Стрелка тут же увели в соседнюю комнату. Спутник, которого владыка назвал Исамом выдал ему простой защитный костюм монолитовца, новенький катран, самый обычный ПМ с коробкой патронов и АКС-74У с тремя полными магазинами. На нем Айрон почему-то задержал взгляд. Наморщив лоб, он задумался и постарался ухватить ускользающее воспоминание. Но, в итоге, у него ничего не получилось, потому он быстро выбросил все это из головы. Исам вручил ему еще добротные ботинки и новенькие кожаные митенки. Стрелок удовлетворенно все это рассмотрел и принялся тут же, на месте, переодеваться.

_Стрелок_
Дата: Вторник, 21.08.2012, 18:11 | Сообщение # 4

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
Адепт, которого Харон назвал Исамом, отвёл меня в нижние помещения «Прометея», где, по-видимому, находился склад общины. Скорее всего, некий склад здесь находился и в те незапамятные времена, когда в Припяти кипела и била ключом жизнь. В деревянных ящиках, которые были аккуратно сложены вдоль четырёх стен, лежал боезапас, оружие и аккуратно сложенные комбинезоны. Достав из одного из ящиков новенький костюм, Исам молча протянул его мне, и принялся доставать автомат и патроны. Скинув чёрный балахон, в котором я был одет всё это время, начиная с путешествия с ЧАЭС, я разложил комбинезон светло-серого цвета с чёрными пятнами. На той части костюма, которая должна была защищать живот и грудь, был установлен бронежилет светло-зелёного окраса, на котором был и разгрузка. На локтях и коленях были коричневые налокотники и наколенники, защищающие владельца комбинезона от ушибов в этих местах. Облачившись в комбез, я плотно застегнул его и, приняв из рук Исама кожаную кобуру с двумя ремнями и ПМ-ом внутри, закрепил её на ноге чуть ниже бедра. Обоймы к пистолету, которые мне подал всё тот же адепт, отправились в разгрузку. Теперь настала очередь автомата, взяв, поданный монолитовцем, АКС-74У, я перекинул ремень с оружием через шею и положил магазины к нему во всю ту же разгрузку, куда до этого отправились пистолетные обоймы. После всех этих процедур, я накинул на голову кожаный капюшон коричневого цвета, который был прикреплен к комбинезону.
- Вот и всё, брат! – сказал Исам, когда я закончил свой гардероб, - Теперь ты готов нести свет истины неверным! Ступай, и да прибудет с тобой сила Монолита!
- Слава Монолиту! – ответил я адепту и, приложив правый кулак к сердцу, вышел со склада.

Выйдя из просторного помещения, я оказался в длинном коридоре, в конце которого была лестница ведущая наверх. Ходьба по коридору заняла у меня около полуминуты, не больше, но за эти тридцать секунд я успел много о чём подумать. В первую очередь, мне надо было осмыслить всё происходящее. Теперь, Припять – мёртвый город около самого сердца Зоны, мой новый дом, а адепты веры в Монолит – братья и сестры, то есть, новая семья. Я досконально помнил каждое слово, которое говорил мне «Монолит», когда я был в небытие. Я чувствовал, что то, что Он говорил мне, есть истина, что я должен беспрекословно следовать заповедям, которые получил от Него, но какой-то совсем небольшой уголок разума протестовал против этого. В этом уголке, я хранил её лицо. Лицо той девушки, которую очень часто вижу в своём сознании. Я не хотел забывать её, хоть Харон и говорил мне, что я должен забыть всё, что связано с моей прошлой жизнью, но это лицо, было для меня самым дорогим, из всего того, что сейчас было у меня в голове. Пока эти мысли проносились у меня в голове, я уже поднялся по лестнице и двигался к выходу с кинотеатра. По коридорам «Прометея» то и дело сновали адепты «Монолита», с которыми я и слился благодаря своему комбинезону. В конец от мыслей меня отвлекли двое часовых «Монолита», которые стояли рядом с входом в кинотеатр.
- Слава Монолиту! – поприветствовал я братьев и получил такой же ответ.
- Слава Монолиту! – воскликнули адепты и без лишних слов пропустили меня.

Улицы Припяти встретили меня яростным порывом ветра, жара, стоявшая на улице ещё пару часов назад, спала, что меня несказанно порадовало. Спустившись с площади, на которой был расположен кинотеатр «Прометей», я ступил на уже знакомую мне улицу, по которой совсем недавно шёл с одним из монолитовцев. Две девятиэтажки, которые соединила между собой аномальная лоза, сразу бросились в глаза. Они находились совсем недалеко от «Прометея» и стояли как раз на той улице, по которой я шёл сюда с ЧАЭС. Оставалось только удивляться, как мне не удалось заметить такое, когда был совсем рядом. Оторвав взгляд от «Лозы», как я мысленно прозвал эту аномалию, двинулся в сторону двух многоэтажек, решив сократить путь через двор, который находился напротив кинотеатра. Сильно поросший густой растительностью двор, представлял собой скопление ржавых детских качелей, песочниц и гнилых лавок, которые были зажаты между четырёх пятиэтажек. В двух местах горели яркие костры, вокруг которых сидели бойцы «Монолита». Через минуту путешествия по строму двору, я отчуждённым взглядом в последний раз окинул заброшенные здания, и вышел на асфальтную дорожку, которая разделяла пятиэтажки от домов, между которыми растянулась «Лоза». На некоторое время я остановился и просто смотрел на странную аномалию, гулявшую по ветвям от одного здания к другому. В глаза сразу бросалось и скопление химических аномалий, которое находилось под аномальной растительностью. В одном из этих двух зданий и нашёл своё пристанище сталкер, который должен сегодня отправится на встречу к смерти.

Харон не сказал, в каком именно доме и в какой квартире искать неугодного Монолиту человека, поэтому придётся прочесать оба дома и наведаться в каждую квартиру, в какую только смогу. Подъездная дверь, издав лёгкий скрип, легко поддалась и я очутился в прохладном тёмном подъезде, свет в который проникал лишь через небольшие окна. Всего в здании было два подъезда, лестничные клетки которого, были связаны между собой длинными переходами, в которых и находилась большая часть квартир. Подъезд заброшенного здания в Припяти мало чем отличался от своих населённых аналогов на «Большой Земле», двери квартир, металлические перила, электрические щитки, почтовые ящики и прочие характерные для жилища современного человека вещи. Правда, в домах Припяти ящики никогда уже не заполняться письмами, счётчики электрической энергии вряд ли заработают вновь, а двери многочисленных квартир уже не распахнутся перед своими хозяевами. После долгого блуждания по покинутым жилым площадям, я забрёл на восьмой этаж. И лифты не работают, чтобы потом быстро спуститься обратно вниз, хотя, вряд ли какой-нибудь человек в здравом уме воспользовался бы лифтом в заброшенной многоэтажке, находящейся в аварийном состоянии. Правда, назвать себя человеком в здравом уме я не мог, потому что был не способен разобраться в себе. Из прошлой жизни в моей голове было лишь одно воспоминание – лицо той девушки, которое я так часто вспоминал… Стоп! Это неверные, живущие там далеко в большом мире, не в здравом уме! Они не познали истину, которую ниспослал мне Монолит, и продолжают жить в грехах и пороках! Отбросив все лишние мысли, я решительно отворил дверь очередной жилой площади.

Занеся ногу, чтобы переступить через порог квартиры, я всё-таки не сделал этого, остановив конечность прямо в воздухе. Взгляд мой упал на растяжку, которая была натянута в проходе между дверными рамами. Теперь всё ясно, именно здесь скрывается неверный, который должен умереть от руки истинно верующего в Монолит человека! От моей руки… Пройдя по прихожей, в которой не было ничего, кроме старого шкафа, я вошёл в довольно просторную комнату. В комнате стоял старый, но аккуратно застеленный диван, порванное, с торчащими пружинами, кресло, небольшой деревянный стол в углу комнаты, с телевизором наверху, и небольшая секция. На полу лежал ветхий ковёр, поеденный молью, а окна были завешаны старыми белыми занавесками. На то, что сталкер, которого, по-видимому, не было дома, устроил здесь гнёздышко, указывала не только некая опрятность, царившая в квартире, но и фотографии Чернобыльской Зоны, развешанные на стенах, а так же небольшой рюкзак с двумя артефактами, ледащей на кресле. Обойдя всю квартиру и, помимо кухни и спальни, заглянув ещё и в ванну с туалетом, я решил подождать сталкера тут и присел на диван. Во время ожидания новосёла, мой взгляд нередко падал на окно, через которое открывался неплохой вид на Припять. Встав с дивана, я подошёл к двери, ведущей на балкон и, приподняв занавески, отворил её. С балкона передо мной предстала полная великолепия панорама мёртвого города. Отсюда было видно юго-восточную часть Припяти, уходящую далеко вдаль. Заброшенные высотки, улицы, поросшие густой растительностью, полуразрушенная школа, которая стояла неподалёку от девятиэтажки, в которой я сейчас ожидал свою цель, всё это завораживало взгляд и заставляло мыслями вернуться в прошлое, когда «город цветов», как раньше называли Припять, был ещё густо населён.

Из задумчивости меня вывел звук входной двери, которую я прикрыл, как только вошёл в квартиру. Сомнений не было – вернулся хозяин. Лишний шум поднимать не хотелось, лучше отправить неверную свинью к праотцам тихо. Да и сам сталкер может войти в хату при оружии, в боевой готовности. Зачем Монолиту мёртвые адепты? Мёртвец уже не сможет нести свет истинной веры во все уголки Зоны, поэтому, не стоит лишний раз рисковать своей жизнью, особенно, если сделать можно всё тихо… Выйдя с балкона, я тихо встал за стоявшую рядом секцию, которая не была слишком прижата к стене. Осторожно достав из кобуры ПМ, я начал ждать. Сталкер осмотрел комнату и, сбросив рюкзак на диван, достал из комбинезона сигареты и направился к балкону. Пройдя мимо секции, за которой стоял я, неверный оказался повернут спиной, а мне именно это и нужно было. Выйдя из-за своего укрытия, быстро захватил сталкера локтём за шею и, приставив дуло пистолета к спине, уложил его на пол. Сев на человека, я зажал его руки под собой и приставил пистолет к голове сталкера. Когда ПМ оказался у виска охотника за артефактами, который оказался сорокалетним мужчиной, до моего слуха долетел голос неверного:
- Не убивай меня!
- Твоя жизнь не нужна Монолиту, - сказал я, чуть усилив давление пальца на курок.
- Постой! – глаза сталкера начали бегать в разные стороны, но когда его взгляд останавливался на мне, я не видел в нём ничего, кроме страха перед смертью.

Почему-то, мне совсем не было жалко этого человека, который был виноват разве лишь в том, что незаконно проник на территорию Зоны Отчуждения. Но это уже не моя забота, виноваты вояки неверных, которые считают себя армией. Конечно, армия… Они ещё не встречались в бою с бойцами, которые искренне преданы Монолиту!.. Но что-то не давало мне нажать на курок и убить сталкера, который смотрел на меня большими глазами.
«Монолит, нужен ли тебе этот неверный?» - испросил я мысленно желание Монолита.
«Убей его! Его присутствие оскверняет Святые Места!» - голос Монолита долетел до меня через несколько секунд, а сталкер всё так же продолжал смотреть на меня круглыми глазами, даже не пытаясь вырваться, понимая, что любая попытка освободиться спровоцирует меня на выстрел.
- Постой, не стреляй! – ещё раз крикнул неверный, - Я сегодня хороший артефакт нашёл, дорогой, он у меня в рюкзаке лежит, возьми, только не убивай!
- Пытаешься подкупить служащего Монолиту, неверный? – воскликнул я, - Умри!
Сам не понимаю, как это вышло… Как будто на курок нажал вовсе не я, но раздался выстрел, брызнула кровь, и по полу размазалось содержимое головы бродяги. Ещё некоторое время я просто смотрел на мёртвое лицо сталкера со стеклянными глазами, думая, что я натворил. Но нет, это всего лишь неверный, не пожелавший принять веру в Монолит. Решительно встав на ноги, я бросил взгляд на бродягу, а потом на окно. Да, хороший здесь вид… Перед тем, как выйти из квартиры, взял оба рюкзака сталкера, в которых должно было быть по крайней мере три артефакта, и только после этого вышел в подъезд. Обратно к Харону вернулся я быстро – уже через пятнадцать минут я стоял перед Хароном в его «кабинете».
- Неверный мёртв, Настоятель! А вот и его вещи, здесь есть артефакты, - с этими словами я положил на стол перед лидером два рюкзака.
Сообщение отредактировал _Стрелок_ - Вторник, 21.08.2012, 18:12

За Монолит!
Марита
Дата: Среда, 22.08.2012, 18:29 | Сообщение # 5

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
_Стрелок_, ты отобрал у мертвого сталкера:
Кровь камня
Каменный цветок
про дорогой арт сталкер соврал, естественно: Колючка

Добавлено (22.08.2012, 18:29)
---------------------------------------------
Харон отвернулся от окна и молча поглядел на прибывшего новообращенного, приложившего руку к груди в приветствии, долгим ледяным взглядом.
- Неверный мёртв, Настоятель! А вот и его вещи, здесь есть артефакты, - доложил Айрон и поставил на стол перед лидером два рюкзака.
Владыка все еще сомневался в чистоте помыслов и верности этого адепта, но лицо Айрона выражало тревожность и одновременно смешанность чувств. Глаза светились воодушевлением. Симулировать такое крайне трудно. Настоятель медленно оглядел адепта с головы до ног и обнаружил на его комбезе несколько пятен крови. Не трудно было догадаться, что новообращенный адепт только что застрелил в упор человека. Он выполнил задачу, не ослушался Его голоса и своего Предводителя, но лишь могущественный Кристалл различит его ложь быстрее, чем он обрадуется успешному обману. Насколько сильна мощь Его влияния, подумал Харон, а вслух произнес:
- Ты справился с заданием, брат, - ровным голосом произнес Настоятель. - Теперь ты заслуженно можешь зваться адептом истинной веры и полноправным членом нашего Ордена. Выбери один из артефактов и оставь себе. В награду, я отдаю тебе вот этот детектор, - владыка выдвинул ящик стола и достал оттуда новенький "Велес". После вручил его Айрону. - У тебя есть время познакомится с общиной и немного отдохнуть перед вознесением хвалебных молитв Кристаллу у алтаря. Да прибудет с тобой сила Монолита, брат! - рука снова коснулась груди, давая понять, что аудиенция закончена.

_Стрелок_
Дата: Среда, 22.08.2012, 22:29 | Сообщение # 6

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
- У тебя есть время познакомиться с общиной и немного отдохнуть перед вознесением хвалебных молитв Кристаллу у алтаря. Да прибудет с тобой сила Монолита, брат! - Харон сказал это, протянув мне детектор артефактов "Велес".
Вознесение хвалебных речей Монолиту? Неужели я увижу Кристалл?! Волнение тут же наполнило моё тело, руки начали немного трястись, а ум - воображать сцены из будущего посвящения. Так, Харон, вроде ещё сказал, что я могу взять один из артефактов, которые забрал у мёртвого у мёртвого сталкера. Почему-то долго и придирчиво выбирать не хотелось, поэтому я сунул руку в первый, попавшийся на глаза, рюкзак и наугад взял в руку одно из аномальных образований. Вытянув руку из рюкзака, я разжал ладонь и обнаружил в ней "Каменный цветок". Приложив руку к сердцу, я попрощался с Хароном и вышел из его резиденции. Теперь надо было чем-то себя занять и ждать, когда Владыка сообщит о том, что пора идти на посвящение. Может, после того, как я увижу Монолит, мои сомнения и посторонние мысли рассеются, и я, наконец, смогу служить Кристаллу, не думая о днях, когда был простым человеком, не знающим истины. Но вдруг я забуду и то лицо, воспоминание о котором так дорого мне. Мне почему-то захотелось отыскать эту девушку, хоть я даже и не знал, где она. Может, она даже вне Зоны, а там, далеко, в Большом Мире, но мне сильно захотелось узнать о своём прошлом, и я понимал, что та девушка – единственная нить, которая связывала меня с ним… Нет, хватит, мне нельзя думать об этом! Тогда, когда я ещё был неверным, не вставшим на тропу истинной веры в Монолит! Прогнав, из себя все эти думы, я огляделся. За мыслями, я даже не заметил, как оказался на улице, выйдя из кинотеатра на автопилоте.

- Ну, ещё раз здравствуй, брат! – раздался голос откуда-то со стороны и в следующее же мгновение, ко мне подошёл Душелов – монолитовец, с которым я познакомился, когда шёл обратно к Харону.
- Здравствуй, Душелов! – поприветствовал я адепта, - Слава Монолиту!
- Слава Монолиту – ответил Душелов, - Ну, что Настоятель тебе сказал?
- Сказал, что скоро наступит время вознесения молебен у алтаря, - сказал я, ещё раз вообразив, что мне выпадет честь увидеть Монолит.
- Поздравляю, брат! – с этими словами, новый друг протянул мне руку, которую я пожал, - Я помню, совсем недавно я тоже видел Монолит! Он великолепен, Айрон! Я искренне рад за тебя!
- Спасибо за поддержку, брат! – поблагодарил я Душелова, - Слушай, а куда артефакт можно сбыть? Харон выделил мне один из тех, которые я забрал у неверного.
- Да это тебе к Фаху идти! – весело сказал мой собеседник, - Он в универмаге бывшем, склад устроил, снаряжение на артефакты обменивает!
- Ох, Душелов, а не покажешь ли мне, где этот универмаг находится? – спросил я, - Припять город большой, а я тут почти ничего не знаю…
- Конечно, покажу, брат! – выразил согласие адепт Монолита, - Пойдём!
После слов Душелова, мы бодро зашагали в сторону универмага, где местный торговец устроил лавочку. Нужное нам здание, по-видимому, располагалось в Южной части города, поэтому путь предстоял не близкий. Проделав несколько сотен метров по одной из многочисленных улиц Припяти, мы свернули в небольшой дворик, по словам Душелова, так было гораздо быстрее. Всю дорогу новый знакомый рассказывал одну и ту же историю, как они, вместе с другими братьями, уничтожали стаю мутантов в Северных районах Припяти, но слушать его вовсе не надоедало, так как вновь и вновь возвращаясь к своей истории, Душелов описывал ей всё новыми красками, отпуская при этом весёлые шутки.

За вот такими весёлыми историями, мы вскоре и дошли до универмага, где, несмотря на тёмное время суток, была целая толпа монолитовцев. На полках в просторном помещении были аккуратно разложены коятюмы, оружие, боезапасы медикаменты, провиант. Кое-как протолкнувшись через живую массу братьев и сестёр, мы с Душеловом оказались возле длинного стола, за которым стоял начсклада – Фах.
- Фах, слава Монолиту, поприветствуй нового брата! – сказал Душелов торговцу, кивнув на меня.
- Слава Монолиту! – приложив руку к сердцу, сказал я и, положив перед Фахом «Каменный цветок», добавил, - Вот артефакт! Что я за него получу?

За Монолит!
_Стрелок_
Дата: Вторник, 28.08.2012, 22:24 | Сообщение # 7

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
- Слава Монолиту! – сказали мы вместе с Душеловом, когда я принял припасы и контейнер для артефактов от Фаха.
Отправив всё съестное, вместе с флягой, в которой была вода, в небольшой вещмешок, который был получен мною в придачу к комбинезону, и закрепив на поясе контейнер для артефактов, я начал проталкиваться сквозь плотную стену монолитовцев, которые, несмотря не позднее время, наводнили универмаг. Некоторые адепты вежливо расступались, давая пройти своим братьям, а некоторых братьев, положив руку на плечо, приходилось деликатно просить посторониться. В толкотне часто приходилось наступить кому-то на ногу или легко толкнуть локтём в бок, за что приходилось извиняться, не очень хотелось портить отношения с братьями и сёстрами в первые дни своего служения Монолиту. Наконец, протиснувшись сквозь толпу монолитовцев, мы с братом уже хотели свободно вздохнуть, но в горячке после давки, натолкнулись на человека в чёрном комбинезоне, который стоял к нам спиной. Обернувшись, на нас спокойным взглядом посмотрел седой человек почтенных лет, а вместе с ним, нас начала сверлить глазами молодая светловолосая девушка, которая стояла рядом со стариком и о чём-то беседовала с ним, пока мы так бестактно не напоролись на пожилого человека.
- Просим прощения, брат! – чуть замявшись, проговорили мы с Душеловом, виновато посмотрев на старика.
- Надо смотреть, куда идёте! – резким голосом выпалила молодая женщина, еле сдержав себя, чтобы не наброситься на нас.
- Тише, Агония! – посмотрев на свою собеседницу, сказал седой мужчина, - Они молоды и горячи, как и ты! Тем более, они извинились, - после этих слов, пожилой адепт посмотрел на нас и обратился к обоим, - Ваши извинения приняты, братья! Да прибудет с вами сила Монолита!
- Слава Монолиту! – выпалили мы с Душеловом и, окинув старика взглядом, поспешили к выходу из универмага.
Седовласый человек посмотрел на нас прощальным взглядом и, повернувшись к девушке, продолжил вести с ней беседу. От моего зрения не ускользнуло, что наша сестра по вере, проводив нас с братом злым взором, обратила его к старику, и тогда её глаза загорелись невидимым огнём.

На улицы Припяти, за то время, пока мы были в старом, но уже вовсе не заброшенном универмаге, спустилась ночь и адептов «Монолита», сновавших по мёртвому городу, было уже заметно меньше, ведь всем понятно, что ночь – время мутантов. Не знаю, либо слишком много времени мы пробыли в гостях у Фаха, либо сейчас, в августовскую предосеннюю пору стало темнеть слишком быстро, но когда универмаг только появлялся в нашем поле зрения, на улицы города-призрака ещё начинали спускаться сумерки, а сейчас ночная тьма уже полностью вступила в свои права. Надо было искать место, где можно было бы переночевать, да и найти и обустроить себе постоянную базу тоже не помешало бы, ведь Припять теперь мой новый дом.
- Айрон, поздно уже, - сказал мне Душелов, когда мы немного отошли от универмага, - На вечерний молебен, о котором говорил Харон в общем канале, мы, увы, не успели, но завтра утром, как обычно, будут утренние молитвы Монолиту. Встретимся завтра на рассвете у «Прометея», я тебе всё покажу и объясню.
- Хорошо, брат! – ответил я, посмотрев на брата, - Я буду рад возможности вознести хвалу Монолиту!
- Тогда, до завтра, брат! – приложив руку к сердцу, Душелов сказал, - Слава Монолиту!
Ответив адепту такими же словами и, так же, как и монолитовец, приложив кулак к сердцу, я отправился на Север, ближе к центру Припяти, надеясь найти там хорошее место для базы. У Душелова, конечно, наверняка уже есть уютное местечко, и возможно он мог бы помочь мне с обустройством собственного жилища, но я принял решение, что сам найду себе уголок в таком месте, которое мне понравится. Главное, повыше забраться, я чувствовал тягу к многоквартирным высоткам, которая, по-видимому, осталась у меня ещё с прошлой жизни, когда я был неверным слепцом. Но хватит размышлять, пора действовать, уже темно и бес её знает, какая нечисть может водиться на улицах мёртвого города. Конечно, в первую же очередь я подумал о той девятиэтажке с аномальной лозой, в которой совсем недавно убил неверного сталкера, вид оттуда очень хороший, но в Припяти есть здания и повыше, как то, с гербом на крыше, которое предстало передо мной во время похода в универмаг. И, ведомый своим желанием организовать себе убежище на, как можно большей высоте, я посмотрел в сторону видневшейся вдали высотки, и быстрыми шагами зашагал по улицам города-призрака.

Путешествие по ночной Припяти было довольно жутковатым. Заброшенные дома создавали гнетущую, таинственную и в какой-то мере мистическую атмосферу, редкие адепты на улице, проходя мимо и растворяясь где-то вдали, оставляли меня в полном одиночестве, наедине с пустующими каменными строениями мёртвого города. Высокое многоэтажное здание постепенно приближалось, уже отчётливо можно было увидеть старый металлический герб СССР, окна и балконы высотки.
- Брат, поторопись! – услышал я голос и, обернувшись на него, увидел пробегающего мимо монолитовца, - Уже ночь, ночью в Припяти много тварей.
Больше ничего не сказав, адепт ускорил темп бега и исчез во тьме ночной улицы. Да, поторопиться действительно не помешало бы. Согнув руки в локте, я перешёл с быстрого шага на бег, и начал ещё быстрее приближаться к своей цели. Здесь, на дороге, вряд ли будут аномалии, монолитовцы целыми толпами пробегают по этой улице, поэтому, можно было позволить себе такую неосторожность, как бег. Высотка уже была довольно близко, метров в двести от меня, но можно было заметно урезать путь, пройдя через дворы, которые начинались справа от дороги. Вновь перейдя на шаг и, заметно замедлив своё передвижение, я свернул с проезжей части и, достав из комбинезона КПК, активировал в нём детектор аномалий и дозиметр. Ближайший от меня двор, через который было возможно срезать дорогу к высотке, с гербом наверху, скрывался за густой растительностью. Раздвинув перед собой заросли кустарника, и, достав из вещмешка болт, к которому была привязана полоска белой ткани, я кинул его вперёд, проверяя тем самым местность на наличие аномалий. Среди качелей, во дворе, как детектором, так и зрением, была обнаружена аномальная зона, состоявшая из пяти-шести аномалий химического типа, которые угрожающие булькали и начинали шипеть, когда в них попадал упавший с дерева лист, закинутый в «Холодец» порывом сильного ветра. Через несколько секунд, в моих руках оказался «Велес», выданный Хароном, который я активировал нажатием кнопки на корпусе и направил в сторону аномалий. Увы, детектор молчал, на его экране не было видно желаемой жирной точки, которая указывала бы на наличие в аномалии ценного артефакта, поэтому «Велес» был выключен и обратно отправлен в комбинезон. Продолжая посматривать на свой КПК и проверяя дальнейшую дорогу болтами, я продолжил переходить через один из многочисленных дворов Припяти.

В стороне послышался вой. Пронзительный, жуткий вой пронёсся над высотками мёртвого города, растаяв где-то вдали. Я остановился, вернув на место КПК и сняв с плеча АКС-74У, и начал вглядываться в ночную тьму, держа наготове снятый с предохранителя автомат. Вой неизвестного мне обитателя Припяти больше не повторялся, пришло время двигаться дальше, ибо оставаться стоять одному посреди ночного города-призрака, было смерти подобно. Болт вновь полетел вперёд, дозиметр в КПК немного затрещал, предупреждая о повышенном радиоактивном фоне, интенсивностью излучения в 20 мкР/ч, который, судя по всему, исходил от металлических качелей детской площадки. Ускорив шаг, я поторопился убраться из радиоактивно загрязненного места подальше, и наконец, ушёл со двора, ступив ногой на покорёженный, старый асфальт. Когда над моей головой оказался потолок арки, сделанной в пятиэтажном доме, от дальнейшего продвижения к 16-ти этажному зданию, окна которого уже виднелись впереди сквозь пожухлую листву, меня отвлёк жуткий хрип, раздавшийся позади. Обернувшись, и уже во второй раз за последние десять минут, взяв в руки автомат, я заметил два высоких существа, которые вышли из подвала пятиэтажки, которая находилась метрах в шестидесяти от меня. Привыкшие к темноте глаза, позволили мне разглядеть исполинские, крепкие тела, стоявшие на мощных ногах, а на руках были видны длинные пальцы с большими когтями. С морд чудовищ свисали щупальца, находившиеся на месте нижней челюсти, тела мутантов были тёмно-коричневого окраса, присмотревшись, можно было разглядеть развитую мускулатуру, а глаза хищно горели белыми огоньками. Ночные хищники вышли на охоту… Животный инстинкт возобладал во мне, сделав два быстрых шага назад, я прижался к стенке арки и начал внимательно следить за действиями хозяев этого двора. В голове начали вертеться мысли, что толку от незаряженного автомата будет мало, что необходимо, передёрнув затворную раму, послать патрон в патронник, но другие думы, вступая в противоборство с первыми, говорили, что звук, который будет издан затвором, привлекёт внимание кровососов. После непродолжительной борьбы, которая закончилась в тот момент, когда зрение уловило, что чудовища уже спустились с крыльца и рыщут в поисках добычи, вытягивая головы и вдувая воздух в ноздри, я, зажмурив глаза и аккуратно положив руку на затвор, начал медленно тянуть его на себя. Раздался щелчок затворной рамы, а через несколько секунд послышалось хрипение кровососа, а мои распахнувшиеся глаза, уловили приближающиеся светящиеся точки. Решение в моей голове созрело быстро, убежать я от них всё равно не смогу, уж слишком эти мутанты быстры, но вот нашпиговать их хари свинцом, мне может вполне удаться, и да поможет мне Монолит! Но стоило мне вскинуть укороченный автомат Калашникова и, приведя его в горизонтальное положение и прижав складывающийся приклад к плечу, поймать на мушку одну из хрипящих тварей, как обе из них вышли из режима невидимки и остановились неподалёку от меня. Опустив АКС-74У вниз, я увидел борьбу кровососов со стадом «плотей» и кабанов. Пара мутантов со щупальцами, со злостью атаковала свиней ударами сильных лап, а последние, в свою очередь пытались защититься своими острыми хитиновыми отростками. Быстро сообразив, что самой Зоной… что самим Монолитом, мне дан шанс скрыться от опасности, я развернулся и со всех ног бросился бежать в сторону 16-ти этажной высотки, до которой оставалось не больше сотни метров.

Бежать по Зоне совсем небезопасно, но я чувствовал, я знал, что, раз Монолит дал мне возможность уйти от мутантов, Он и направит мои движения, а если понадобится, то уберёт и аномалию, которая могла бы встать у меня на пути! Ведь если Он спас меня один раз, то Ему нужна моя жизнь, и Он не будет отнимать её от меня в следующую секунду! Возлагая надежды на великое и истинное божество, имя которому – Монолит, я бежал дальше, ничего не замечая вокруг, и даже не обращая внимания на звуки борьбы кровососов и стада «плотей», раздававшиеся позади. Я и сам не заметил, как взлетел на каменные ступеньки и оказался перед дверью подъезда высотки с гербом наверху. Когда моё тело остановилось, голова как будто сама по себе повернулась на громкий гул, который раздавался в четырёх-пяти шагах от меня. Вглядевшись во тьму и бросив в направлении гула болт, я обнаружил «Трамплин», который расположился у подъезда в трёх метрах от меня. Монолит помог мне и в этот раз, слава Ему! Потянув на себя дверь подъезда, я вошёл внутрь, держа автомат в боевой готовности и готовый надавить на спуск в любое мгновение. Про артефакт, который вполне возможно мог бы быть в аномалии, я и не думал, Монолит и так помог мне сохранить жизнь, а наличие в «Трамплине» аномального образования было бы слишком большой удачей для простого слуги Монолита. Да и вероятность того, что кровососы, насытившись «плотями» и кабанами, набросились бы на меня, пока я копался в аномалии, была довольно велика. А до утра артефакт (если он там, конечно, есть) никуда не пропадёт – вряд ли какой-нибудь адепт, да упаси его Монолит, станет добывать артефакты в ночную пору – время опасных ночных хищников. Взлетев по лестнице на жилую площадку, я отшатнулся от металлических почтовых ящиков – дозиметр возле них показывал 45 мкР/ч - и, внимательно осмотрев первый этаж, начал подниматься ещё выше. Вот так, осматривая каждый этаж и проверяя лестничные клетки на наличие радиоактивного фона, я вскоре взобрался на последний, шестнадцатый этаж и, распахнув дверь первой попавшейся квартиры, вошёл внутрь.

Внутри жилой площади не было беспорядка, как будто хозяева квартиры покинули свой дом совсем недавно, лишь только толстый слой пыли на мебели намекал на долгое отсутствие жильцов. Разумеется, перед тем, как приводить эту квартиру в нормальный вид и делать из неё опорный пункт, где я мог бы в относительной безопасности перекусить и отдохнуть, надо было проверить это жильё на возможное присутствие других постояльцев в виде мутантов, чем я и занялся, продолжая держать автомат в боевой готовности. Внимательно осмотрев каждый угол квартиры, ознакомившись с нехитрым интерьером, и заперев входную дверь на нехитрую защёлку, я присел на старый диван, стоявший в комнате, перед этим сбросив на пол вещмешок. Усталость начинала брать своё, начало клонить в сон, вместе со всем этим есть хотелось неимоверно. Достав из вещмешка банку консервов, которую получил от Фаха за «Каменный цветок», я открыл её и принялся набивать утомлённый голодом желудок. Насытившись, принял решение идти спать, завтра ещё на молитву идти с самого утра. Но всё-таки меня всё ещё одолевали сомнения. Сам ли я выбрал эту веру? Не навязали ли её мне? Ведь я ничего не помню, хотя мне и твердили, что нельзя вспоминать прошлую жизнь, когда новообращённый адепт, то есть я, ещё не знал истинной веры и брёл во тьме. И то лицо… Эта девушка, кто она? В который раз, за недолгое время пребывания в свете истины, я задавался этим вопросом, я не знал, но ответ на него надо найти в скорейшее время, хоть и неизвестно как. За время моих раздумий сон ещё больше начал овладевать мной, достав из кобуры ПМ и положив его под подушку, которая была на диване, я лёг на хоть какую-то постель и, сжав в руке пистолет, который лежал под головой, закрыл глаза и отправился в путешествие по загадочному царству Морфея.

- Всё, солнце, я туда больше ни ногой! – сказал я девушке, которая была заключена в мои объятия.
- Я тоже, не беспокойся, - последовал ответ и девушка, прижавшись ко мне ещё сильнее, приподняла голову вверх и подставила мне свои губы, прикрыв глаза.
В следующее же мгновение я жадно впился в её губы и почувствовал, как у меня на шее сцепляются нежные женские руки. Всё ещё продолжая целовать девушку, я осторожно провёл рукой по её талии, всё крепче и крепче прижимая к себе. Охотно отвечая на мой долгий поцелуй, девушка одаривала моё лицо теплыми струйками воздуха, вырывавшимися из её красивого носа, и ещё сильнее сцепляла руки у меня за шеей. Когда, наконец, мы оторвались друг от друга, я осмотрелся по сторонам. Рядом стоял ветхий деревянный дом, дверь подвала которого была открыта, а кругом раскинулось целое село с кривыми заборами, старыми избушками и поросшими огородами. Но когда мы с девушкой, улыбнувшись друг другу, пошли куда-то в южном направлении, картинка резко сменилась, и на этот раз я оказался посреди обломков разрушенного реактора, где всё вокруг заполняло собой яркое синие свечение. Я почувствовал сильную головную боль, а через секунду зазвучал громкий голос.
«Ты должен забыть её и всё, что связано с прошлой жизнью! Всю свою прошлую жизнь ты брёл в неведении, тьме, греху и пороке, но сейчас ты познал истину, юный адепт, а она, чьё лицо засело у тебя в голове, может сбить тебя со светлого пути, опять в бездну слепоты! Внемли Моим словам Айрон и покорно служи Мне, ибо Я твой Бог, истинный и единственный на этой Земле и Вселенной! Тебе выпала честь нести слово Моё заблудшим душам, раскаивающихся обращать в истинную веру, а непокорных и злых уничтожать во имя Моё! Запомни эти слова, Айрон, очисти свои помыслы и продолжай служить Мне, ибо я есть Бог, и имя Мне – Монолит!»
Голос перестал говорить, но за всё время он подавлял мой разум, мою волю, заставлял подчиняться своему обладателю. Я чувствовал, как всё больше и больше начинал ощущать величие и мощь Монолита, Его могущество растекалась по всему моему телу, давая мне силу, но в тоже время, выжигая мою способность свободно мыслить. Когда Монолит начал уходить, оставляя меня, вместе с Ним начало пропадать и Его сияние, а скоро тьма и вовсе заволокла всё вокруг…


Проснувшись, я резко открыл глаза. Мой взгляд упал на белый потолок квартиры, находящейся на шестнадцатом этаже одной из высоток Припяти. Голова немного гудела, в ней витали слова Монолита, побуждая выкрикнуть слова, восхваляющие Его величие. Порывисто сев на старую потрёпанную и порванную во многих местах кровать, я достал из лежащего на полу вещмешка комплект сухпая и принялся утолять голод. Вот-вот должно было рассвести, алое зарево рассвета уже виднелось где-то на востоке, постепенно озаряя заброшенные дома Припяти. Вид отсюда был ещё лучше, чем с восьмого этажа здания с аномальной лозой, в этом я убедился, выйдя на балкон вместе с нехитрым завтраком и залюбовавшись панорамой города-призрака. Вдалеке отсюда виднелась громада Саркофага 4-ого энергоблока Чернобыльской АЭС, утопая в лучах утреннего солнца. Душелов говорил, что на рассвете в «Прометее» будет молебен, надо поторопиться, чтобы не опоздать, как вышло вчера вечером. Уничтожив комплект сухпайка примерно наполовину, я вернулся в квартиру, запустил обратно в кобуру ПМ, который вытащил из-под подушки и, перекинув через плечо АКС-74У, покинул квартиру. Через минуты две спуска по старой лестнице мимо закрытых квартирных дверей и всё тех же фонящих почтовых ящиков, наконец-то оказался на залитой солнцем улице Припяти, проверив так же «Велесом» рядом стоящий «Трамплин» на наличие артефакта, которого, увы, обнаружено не было. Во дворе высотки, в которой я провёл первую ночь в мёртвом городе, валялось три, высушенных, как мумии, трупа «плотей», всё-таки кровососы, несмотря на численноё превосходство противника, победили во вчерашней схватке. Отвернувшись от поля битвы, я поправил автомат, висевший на плече, и зашагал к центру города, туда, где находился кинотеатр «Прометей». На улицах города-призрака было заметное оживление, монолитовцы целыми потоками стекались к кинотеатру, где вот-вот должна была начаться утренняя служба. Кругом стоял шум и гам, кто-то из адептов громко переговаривался о чём-то своём, кто-то от души смеялся на всю улицу, и при взгляде на эти толпы людей отпадала всякая мысль о том, чтобы назвать Припять мёртвым городом. Город жил своей жизнью, здесь нашло пристанище целое множество человек, укрывшись от невзгод и порока большого мира и служа здесь, около Чернобыльской станции, истинному Богу – Монолиту! Было приятно ощущать себя частью своей братии, которая была, как единое целое, не зря ведь говорится, что сила – в единстве. Вот с такими мыслями, слившись с общим потоком, я скоро добрался до «Прометея», на площади которого меня уже ждал Душелов.

- Слава Монолиту, брат! – поприветствовал меня адепт, когда я подошёл к нему.
- Слава Монолиту! – в ответ крикнул я и огляделся по сторонам, на площади вокруг кинотеатра было полно монолитовцев.
- А теперь поспешим, брат! – сказал Душелов и направился к входу в «Прометей».
- Брат, неужели молебен начнётся так скоро? – спросил я, продираясь через толпу вслед за монолитовцем.
- Скоро, но не в этом дело, нам надо успеть пробиться в зал! – крикнул в ответ Душелов и, вломившись в кинотеатр, начал проталкиваться по коридору к первому залу.
Но не мы одни стремились как можно быстрее пробраться в зал, где должны были начаться утренние молитвы Монолиту – окружающие нас братья и сёстры так же настойчиво, как и мы стремились растолкать всех вокруг. В итоге, я и Душелов разминулись в огромной толпе адептов, даже не представляя, где искать друг друга. Слава Монолиту, за то, что наставил меня на верный путь! Скоро я увидел открытые нараспашку деревянные двери и надпись над ними: «Зал №1». Поборовшись с тремя дюжими братьями за проход, мне всё-таки удалось протиснуться внутрь и, озираясь по сторонам в поисках Душелова, я начал спускаться вниз. Не знаю, сколько мне пришлось бы блуждать посреди адептов Монолита, если бы не ровный, спокойный и приятный голос, раздавшийся прямо у меня над ухом.
- Приветствую тебя, брат! – обернувшись, я увидел того самого старика в чёрном защитном костюме, которого мы с Душеловом чуть не сбили вчера вечером.
- Слава Монолиту! – немного растерявшись, поприветствовал я пожилого адепта.
- Восславим же его вместе, брат! – ответил старик, - Увидев тебя, я понял, что ты не знаешь, что тебе делать.
- Да, я тут в первый раз… - неуверенно сказал я и оглянулся по сторонам, - Мы с Душеловом…
- Не продолжай, - перебил меня монолитовец, - В такой давке легко потерять друг друга. Идём.
Перед тем, как увязаться за своим новым спутником, я ещё раз поискал взглядом Душелова и, не найдя его, начал пробиваться сквозь густую толпу за стариком. Скоро мы подошли к местности, свободной от кресел, которые грудой лежали в дальнем углу помещения. Тут монолитовцы уже не толклись, мешая друг другу, а рядами сидели на коленях, прямо на полу, иногда перекидываясь между собой парой слов. Старик подвёл меня к середине зала, где было довольно много места и, указав рукой на пол, сказал:
- Садись, брат.
- Соломон, зачем ты привёл его?! – услышал я возмущённый женский голос, когда, по примеру других адептов, сел на колени на указанное стариком место.
- Я не держу на него зла, - ответил пожилой адепт, садясь на колени, в то время, как я обернулся на голос и увидел белобрысую девушку, которая перевела на меня полный ярости взгляд, - И тебе Агония, нужно умерить свой пыл, - продолжил старик, - Ненависть ты должна испытывать только к неверным, к братьям и сёстрам ты должна чувствовать только любовь!

- Слава Монолиту, братья! – громыхнул голос и отвлёк мою сестру от сверления меня взглядом.
- Слава Монолиту! – громыхнул зал тысячами голосов.
- В который раз мы уже собираемся, дабы вознести хвалу Монолиту! – продолжил проповедник, облачённый в научный комбинезон, но со снятым шлемом, - Все мы братья и сёстры одной общины, все мы слуги одного истинного Бога – Монолита! Повторим же ещё раз заповеди, которые Он даровал нам, дабы благими деяниями был бы выложен наш путь! Не кради, ни у братьев и сестёр по вере своей, ни у неверных! Ни убий брата своего или сестру свою, лишь только неверный, чью душу уже нельзя спасти, заслуживает смерти! Не употребляй алкоголь, ибо он развращает душу и затуманивает рассудок! Не поддавайся похоти своей, борись с ней, ибо поддававшись, ещё больше развратишь свою душу! Не бойся врагов своих, будь смел, ибо с тобой и с каждым из нас сила Великого Монолита! Не лги ни братьям, ни сёстрам своим, ни неверным, ибо лож лишь скверна, которой поддаются только неверные, а мы, истинно зрящие, выше их! Чти старцев, ибо Монолит даровал им разум и мудрость! И если предашь общину, то ждёт тебя вечная мука, Монолит не отпустит тебя и суждёно тебе мучиться во снах и наяву до конца дней своих и после них тоже! Помните эти заповеди, братья и сёстры, помните, и свято следуйте им, а сейчас давайте же обратимся в молитве к Монолиту!
На этих словах проповедник умолк, а я начал ощущать, как голова становится тяжёлой, вместе с этим появилось чувство, что я вот-вот потеряю сознание. Сознание постепенно начинало покидать меня, голова наливалась свинцом, и совсем скоро я уже не видел ничего, кроме Монолита в своём подсознании. Начало появляться такое же ощущение, которое наполняло меня ночью, во время сна, ощущение силы и покорности Монолиту. Сила божества продолжала переполнять меня, скоро энергией наполнилось всё тело, а с губ сорвалось протяжное и глухое:
- Моноли-и-и-ит!
Сейчас Кристалл уже не говорил со мной, как это было ночью, он просто освещал меня своим ослепительным свечением и давал мне силы. Не знаю, как долго это продолжалось, но скоро сияние Монолита начало уходить, подсознание окутывала тьма, а через несколько секунд я пришёл в себя и вновь оказался посреди зала в кинотеатре «Прометей».

Остальные монолитовцы ещё только начинали отходить от глубокого транса, который неизвестно, сколько продлился, так как я потерял счёт времени, пребывая в совершенно другом, потустороннем мире. Некоторые адепты мотали головой, пребывая в состоянии аффекта, другие, выходя из транса, бормотали какие-то нечленораздельные звуки и лишь один человек спокойно раскрыл глаза и спокойно сидел на коленях, ожидая, когда проповедник заговорит вновь. Этим человеком был Соломон – тот самый пожилой адепт, который вывел меня из толпы монолитовцев и привёл сюда. Его тело пребывало в абсолютно спокойном состоянии, взгляд излучал веру и уверенность, и лишь грудь не сильно поднималась при каждом вздохе старца. Со стороны послышался порывистый вздох, который издала светловолосая девушка, сидевшая рядом со мной, её глаза распахнулись и тут же томно прикрылись, а Агония ещё раз вдохнула и выдохнула из лёгких воздух, издав слабый стон, находясь в религиозном экстазе. Истинно верующие постепенно возвращались на землю, отходя от долгого пребывания в трансе, по сторонам вновь начинали слышаться разговоры на всякие разные темы, пока со своего места в конце зала не заговорил проповедник:
- Благодарим тебя, о Великий Монолит, что даровал нам силу свою, укрепил нас в вере и наставил на истинный путь! Искренне воздаём Тебе хвалу и молитвы, о Кристалл! Возносим Тебе благодарность за то, что позволил нам увидеть ещё одно утро! Дай же нам силы, о Монолит, дабы пережить этот день, не поддаться искушению и принести очищение смертью неверным, которые пребывают во тьме! Вечная слава тебе, о Кристалл!
- Слава Монолиту! – взорвался зал тысячами голосов и монолитовцы, закончив утренний молебен, начали подниматься на ноги и выходить из зала.
- Как ты чувствуешь себя после первой молитвы, брат? – спросил Соломон, синхронно со мной вставая с пола.
- Хорошо, спасибо, - ответил я, посмотрев на старика.
- Какого твоё имя? – услышал я ещё один вопрос, исходящий от пожилого человека.
- Айрон, меня зовут Айрон, - выдал я ответ.
- Приятно, брат! Меня зовут Соломон, - представился старик, протягивая мне руку, - А это Агония, - когда я пожал руку старцу, он представил девушку, которая подошла и встала рядом с ним.
- Айрон, - я представился в ответ и пожал руку Агонии, которую та с сомнением протянула, - А теперь извините, мне пора… Надо найти одно брата… - добавил я, отпустив женскую руку.
- Ступай Айрон, - спокойно ответил старик, - Думаю, мы ещё свидимся.

Попрощавшись на этом со своими новыми знакомыми, я направился к выходу из кинозала. Пройдя по большому помещению мимо всяческого мусора и поднявшись по ступенькам наверх, передо мной предстал длинный коридор, окутанный полумраком, через который мне уже не раз приходилось проходить. Через пять-семь минут я уже стоял посреди залитой дневным солнцем площади «Прометея», совершенно не зная, куда мне идти и что делать. Судя по положению солнца, был уже полдень, да, долго мне пришлось пребывать в этом… трансе, раз я уже счёт времени потерял. Монолитовцы разбредались от кинотеатра во все стороны Припяти, одни возвращались обратно на пост, другие к себе «домой», а третьи, чьему примеру я решил последовать, вероятно, отправились на поиски артефактов. Душелова найти в этом плотном потоке мне так и не удалось, весёлый адепт пропал с концами, слившись с толпой, и возможно был уже далеко от «Прометея». Ещё немного постояв на площади рядом со старым кинотеатром и поглазев по сторонам, я отправился в Северные микрорайоны города, которые, в отличие от остальных, не были населены монолитовцами, лишь иногда адепты забредали туда в поисках артефактов, а значит, именно там нужно искать ценные аномальные образования. В направлении Северной Припяти, помимо меня, направилось ещё две группы адептов, и не оставалось сомнений, что направились они туда с такой же целью, как и я. Вскоре открытая местность, которая была рядом с кинотеатром, сменилась густо застроенными опустевшими Северными районами, которые являлись самым опасном местом мёртвого города. Передвигаться проходилось с предельной осторожность, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к каждому шороху, но игра стоила свеч – ведь именно с Севера Припяти монолитовцы приносили самые ценные и удивительные артефакты. Аномалий тут было действительно много, пару раз на моём пути встречались «Жарки» с «Трамплинами», которые, всё же, удалось обойти благодаря болтам и неизменному детектору аномальной активности. За время моего путешествия по заброшенным улицам Припяти, солнце успело уйти за облака, а на дворы города-призрака опустился полумрак. Начался мелкий дождь, грозивший перерасти в ливень, порывы ветра играли с верхушками деревьев, а вдалеке были слышны раскаты грома. В связи с ухудшающейся погодой, я решил возвращаться назад, к центру города, но жирная точка на экране «Велеса», появившаяся на нём во время моего пребывания в небольшом дворике девятиэтажного здания, заставила меня попытать счастья и попытаться добыть артефакт.

Добавлено (28.08.2012, 22:24)
---------------------------------------------
В месте, где на металлических перекладинах домохозяйки раньше сушили бельё, находилась аномальная зона, состоящая из шести «Воронок». Листья, трава, небольшие камни, всё это стягивалось в центр гравитационной аномалии и летало внутри опасной зоны, нарезая круги. От металлических конструкций несильно фонило, доза ионизирующего излучения не превышала 30 мкР/ч, поэтому можно было спокойно подойти к аномалиям, не опасаюсь получить лучевую болезнь. Да и защита комбинезона хорошо защищала от столь мало дозы радиации, поэтому опасаться мне было нечего, кроме, разумеется, пары штук «Воронок». Кинув навстречу аномалиям болт и, убедившись в том, что путь безопасен, я вошёл в аномальную зону, идя прямо туда, где, если верить детектору, должен был лежать артефакт. Побросав вперёд болты, мне кое-как удалось найти проход через аномалии и вскоре я смог различить аномальное образование в скорлупе, которая приняла цвет травы и слилась с местностью. На вид артефакт был идеально круглой формы, его покрытие должно было пропасть, как только лишится аномальной энергии, которой оно питалось. Вроде передо мной стояла самая обычная задача – вытащить артефакт из аномалии, но всё дело осложнялось тем, что добыча прямо между двух «Воронок» и только полный идиот стал бы лезть туда голыми руками. Дождь постепенно усиливался, капли становились всё чаще, крупнее и тяжелее, а встречный ветер бросал их прямо в лицо. Раскаты грома слышались всё чаще, тучи прорезали редкие молнии. Решение пришло быстро. Сняв с плеча автомат и отстегнув от оружия ремень, я сложил его в петлю и, приблизившись на максимально возможное безопасное расстояние к аномалии, «заарканил» игрушку и подтянул к себе. Быстро положив добытый артефакт в контейнер, я пристегнул ремень обратно к автомату и перекинул его через плечо. Всё шло гладко, пока сзади не послышался приближающейся звук, который ни с каким другим не спутаешь – звук кровососа.

- Осторожно, брат! – послышался голос сзади, а затем раздался выстрел из дробовика.
Обернувшись назад, я увидел мутанта, который вышел из режима невидимки после того, как получил ранение. Неподалёку от него стоял монолитовец, вооружённый винчестером. Кровосос, получив заряд дроби, обернулся в сторону адепта и, гневно зарычав, приготовился атаковать человека, только что спасшего мне жизнь. Приведя автомат в боевую готовность, я выпустил очередь в кровососа, который оказался меж двух огней. Так бы мы и расстреляли мутанта в два стола, если бы к нему не подоспела подмога, в виде такого же злющего мутанта, который подскочил к монолитовцу и ударом лапы выбил у того из рук дробовик. В это время раненый кровосос бросился на меня, понимая, что опасность сзади ему больше не грозит. Сильнее прижав приклад автомата к плечу, я начал очередями стрелять в надвигающуюся угрозу. Стрелять из укороченного АК было неудобно, отдача была довольно высокой, точность маленькая, ствол быстро перегревался, поэтому приходилось стрелять короткими очередями, но благодаря неплохому останавливающему действию пули, кровосос довольно медленно приближался ко мне. Сколько вообще в эту тушу свинца может влезть?! Патроны в магазине уже подошли к концу, нужно было перезарядить автомат, а мутант продолжал ковылять в мою сторону, истекая кровью. Отшвырнув в сторону пустой магазин, совершенно не подумав о том, что он может ещё понадобиться, я принялся доставать новый из разгрузки. Раненному кровососу этого хватило, чтобы из последних сил прыгнуть и повалить меня на землю. Автомат я уронил, а кровосос уже потянулся своими щупальцами к моей шее, надеясь как можно быстрее выпить кровь своей жертвы, на месте которой, увы, оказался я. Но я не собирался так быстро сдаваться своему противнику, оттолкнув мутанта ударом колена, вынул из ножен «Катран» и со всей силы полоснул им по горлу чудовищу. Нож оказался довольно хорошо заточен – помимо того, что его лезвие оставило на шее кровососа глубокий порез, оно ещё и отрезало ему три щупальца, которые упали на землю. Истошно завопив, мутант отшатнулся, держась за горло, и тут же попал в «Воронку», которая находилась совсем рядом. Подняв с земли автомат, я перезарядил его и принялся стрелять по кровососу, который уже присосался своими щупальцами к монолитовцу, который минуту назад помог мне. Отбросив свою жертву, чудовище побежало в мою сторону, намереваясь уничтожить возникшую проблему, но попало под перекрёстный огонь и слегло – раненному адепту всё-таки хватило сил, чтобы поднять с земли винчестер и поддержать меня огнём. Подняв с земли бойца «Монолита», я начал помогать ему добраться обратно к центру Припяти. Как оказалось, звали его Георг и на Север города он пошёл за тем же, за чем туда идут и все остальные монолитовцы – за артефактами. Дождь стих, тучи начинали уходить, и через полчаса мне удалось доставить раненного товарища в кинотеатр. Оставив Георга на кресле во втором зале, сам я направился к Харону, намереваясь задать ему мучивший меня вопрос – когда я смогу увидеть Кристалл?
- Слава Монолиту! – сказал я, войдя в кабинет к Харону, - Настоятель, у меня вопрос – когда я увижу Монолит? И могу ли я чем-нибудь помочь общине?


За Монолит!
Марита
Дата: Среда, 29.08.2012, 20:07 | Сообщение # 8

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
_Стрелок_, ты выудил из аномалии "Золотую рыбку"
Марита
Дата: Пятница, 31.08.2012, 18:07 | Сообщение # 9

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
- Слава Монолиту! – вдруг раздался в комнате голос послушника, который только на днях влился в общину, - Настоятель, у меня вопрос – когда я увижу Монолит? И могу ли я чем-нибудь помочь общине?
«Хм, дерзкий парень», отметил про себя Харон, рассматривая из под лба влетевшего на всех парах Айрона. Владыка помолчал достаточно времени, чтобы подразнить адепта и заставить того помучится в нетерпении и неведении, а потом ответил в своей обычной манере – без лишних эмоций:
- Когда придет время, послушник, тогда ты сможешь воочию наблюдать могущество Монолита, чтобы Он, наконец, упрочил твою веру. Терпение – благодетель, - затем встал с кресла и продолжил, - а пока можешь помочь делом полезным, коль изьявил желание.
Харон сцепил руки за спиной. Сегодня на нем не было привычного глазу послушников экзоскелета. В этот раз лидер общины был облачен в простой защитный костюм «Монолита», а на плечи накинут черный плащ, скрепленный на груди. Владыка был задумчив. Кое-кто из группировки время от времени тревожил его разум, каждый раз проверяя терпение Харона на прочность. Он ждал, выискивал лазейки, испытывал терпение Владыки, строя планы по свержению последнего. Калигула.... этот жестокий садист был неприятен практически всей общине без исключения, но зачем-то был угоден Монолиту. Какой задум таил в себе могущественный Кристалл? Что за Истину он скрывает от своих адептов? Возможно, сие противостояние и является баллансом в ордене, как и в мире людском.

Айрон все так же стоял посреди кабинеты Владыки, ожидая его повеления. Харон отбросил все мешающие сомнения и догадки, снова обратив взор на послушника.
- Ты отправишься на ЧАЭС, брат. У самой границы Припяти тебя встретит Гранит – он командующий гарнизоном охраны территории, прилегающей к станции. Я оповещу его о твоем приходе.
Послушник внешне обрадовался возможности оказаться как можно ближе к Монолиту, но сохранял споскойствие.
- Наша разведка сообщила, что в тоннель, проложенный под городом, снова проникли неверные. Двое из некой военизированной группировки Стражи. Еще двое – Инквизиторы. Слышал ли ты о таких, брат? – обратился Харон к послушнику, не поворачивая лица к нему.
Тот отрицательно замотал головой.
- Не суть важно. Какому принципу они бы не следовали, все равно остаются неверными. Твоей задачей будет влиться в ряды бойцов «Монолита» и приложить все силы для уничтожения еретиков, безпрекословно выполняя приказы Гранита, - бесстрастно продолжил Предводитель. – Таким образом ты покажешь на что способоен, адепт.
Айрон молча стоял перед владыкой, внимательно слушая слова своего лидера и брата.
- Но. Если же ты поймешь, что кто-то из этих четверых заблудших слепцов достоин чести познать свет Истины, которую дарует нам Кристалл, прозреть и быть обращенным в нашу веру, - Харон серьезно взглянул прямо в глаза послушнику, одарив того ледяным холодом своих глаз, - ты волен распорядится его жизнью как посчитаешь нужным. Того, на кого падет твой выбор, под конвоем без промедления доставь ко мне. Дальнейшей ео судьбой буду распоряжаться я, - лидер настойчиво сделал ударение на последнюю фразу, ясно намекая, что малейшее неповиновение его приказу будет караться.
Послушник приложил кулак к грудной клетке и с воодушевлением сказал:
- Будет исполнено, Настоятель! Слава Монолиту!
- Да прибудет с тобой сила Его, брат, - бесцветным голосом ответствовал владыка, наблюдая, как послушник быстро покидает его кабинет.

_Стрелок_
Дата: Понедельник, 03.09.2012, 23:06 | Сообщение # 10

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
- Да прибудет с тобой сила Его, брат, - сказал Харон, давая понять, что аудиенция закончена.
Выйдя из «кабинета» Настоятеля «Монолита», я начал обдумывать поручение, которое дал мне Харон. Четверо неверных проникло к Центру Зоны, как они тут оказались – неизвестно, и теперь мне надо держать путь к Граниту, командиру гарнизона на ЧАЭС, чтобы объединиться с его бойцами и отправить слепцов в мир иной. Но неизвестно, чем они вооружены, поэтому идти с АКС-74У, который я уже успел опробовать в деле, не очень хотелось. Точно выстрелить из этого автомата сложно, плюс ствол быстро перегревается, с него, разве что, пленных в упор расстреливать. Сразу возникла мысль об артефакте «Золотая рыбка», который я нашёл совсем недавно. Артефакт редкий, неплохими свойствами, судя по описанию в КПК, может пойти к Фаху и выпросить у него какую-нибудь более приличную автоматическую винтовку перед предстоящей операцией? На том я и порешил, отправиться с «Прометея» не сразу к ЧАЭС, а зайти в заброшенный универмаг в Южных районах Припяти, где обосновался местный торговец. За этими мылями я и сам не заметил, как очутился в пустом кинозале, где из адептов «Монолита» было только четыре охранника и монолитовец Георг, с которым мы примерно час назад спаслись от кровососов. Послушник, как мешок сидел на старом кресле и тяжело дышал, сложив руки на животе. Видать, сильно его кровосос приложил и вовсе не пару капель крови выпил, ну, ничего, раз не помер, да ещё и до кинотеатра смог дойти, то жить будет. Подойдя к новому знакомому, я начал разговор, осведомившись о его состоянии:

- Георг, как ты?
Пошевелившись и подав признаки жизни, адепт «Монолита» хриплым голосом ответил:
- В порядке. Спасибо тебе, брат.
- Тебе спасибо, брат, - ответил я, - Если бы не ты, я пошёл бы на обед к кровососу.
- Да… Я пока останусь тут, – сказал монолитовец, - Сил совсем нет. И удачи тебе, Айрон, да прибудет с тобой сила Монолита.
- Слава Монолиту! – ответил я и направился к выходу.
На улице было тепло, ветер иногда нагонял на солнце большие облака, тени от которых грузно ложились на землю. Монолитовцы, наполняющие Припять, занимались своими делами, травили байки у костра, патрулировали улицы или просто шли по своим делам. Сойдя с площади кинотеатра, я слился с общим потоком адептов и направился в сторону универмага. Опять в мои мысли начал проникать образ той девушки, единственный образ, который был у меня в памяти помимо образа Монолита. Поначалу, я пытался отогнать всякие мысли о ней, как говорил Кристалл и Харон, но потом, вспомнив, что мне снилось этой ночью до того, как в сон пришёл Кристалл, я оставил попытки спрятать эти мысли, в которых я видел я её лицо. Монолит, придя ко мне в сон, просто выжигал все воспоминания, которые оставались у меня в голове и это у Него, надо признать, хорошо получалось. Но вот это лицо, Кристалл не мог меня заставить забыть. Неужели я её… Тело тут же содрогнулось от недопустимой мысли и я, очнувшись от дум, опасливо огляделся по сторонам, будто опасаясь, что кто-то может увидеть всё то, что творится у меня в голове. Я был уже рядом с универмагом, тут, как всегда, монолитовцев было куда больше, чем в других местах.
- Слава Монолиту, брат! – сказал я Фаху, когда оказался около его прилавка, - У меня тут артефакт есть, «Золотая рыбка»… Мне бы оружие за него какое-нибудь, а то с укороченным АК много не навоюешь.

За Монолит!
_Стрелок_
Дата: Вторник, 11.09.2012, 19:05 | Сообщение # 11

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
Вышел из старого универмага я в том же обмундировании, что и был, в кобуре, пристёгнутой к поясу, находился всё тот же ПМ, а в вещмешке остатки сухпайка и прочие расходные материалы. Только вот в разгрузке лежали уже другие, более тяжёлые и большие магазины, а в руках покоился более увесистый, чем «Ублюдок», АКМ. Выйдя на улицу и спустившись по невысоким ступенькам на тротуар, я принялся осматривать «Пенсионера», которым снабдил меня Фах, в обмен на «Золотую Рыбку». Когда взгляд мой падал то на деревянный приклад, то на деревянное цевьё, то на дульный компенсатор, установленный на стволе автомата, мне казалось, что где-то я уже видел такое же оружие и, даже стрелял из него, судя по тому, как удобно АКМ лежал у меня в руках. Ещё раз, оглядев автомат со всех сторон, я перекинул его через шею и, сверив своё местонахождение с картой на КПК, отправился на Восток, в сторону ЧАЭС. На подходе к электростанции, меня должен был ждать Гранит вместе с отрядом, с которым мне предстояло выпроводить неверных со Святых Мест или пощадить их жизнь, если они будут готовы принять истину и стать адептами веры в Монолит. Солнце стояло высоко над зёмлей и медленно клонилось к закату, большая часть, богатого на события, дня уже прошла, и надо было поторопиться, чтобы успеть расправиться с противниками и вернуться в Припять. Не все листья на деревьях, которые в изобилии росли на улицах мёртвого города и сопровождали меня всю дорогу, были жёлтыми из-за радиации, всё своё существование. Некоторые из них ничем не отличались от таких же зелёных листков вне Зоны, но и они уже начинали постепенно приобретать желтоватый окрас из-за наступающей осени.

Во время ходьбы, когда путь пролегал через уже давно проторенные монолитовцами улицы, можно было не беспокоиться, что наткнёшься на мутанта или на аномалию. По этим тротуарам и дорогам уже несколько лет, чуть ли не с самого образования Зоны, ходили толпы послушников. Да и сейчас на дорогах Припяти не было запустения, помимо меня, по ней то и дело по своим делам проходили группы, пары и просто одиночки, как и я. В который раз, проходя по улицам этого города, я невольно задумывался о судьбе, живших здесь когда-то людей, да и вообще, очень часто в голове появлялась картинка, когда Припять была живым цветущим городом. До ЧАЭС было ещё около трёх километров или чуть больше, по моим самым скромным расчётам я должен был дойти до пункта назначения за минут сорок, не больше. Микрорайоны Южной Припяти, несмотря на свою заброшенность, выглядели более приветливо, чем их собраться на Севере мёртвого города. Даже солнце тут светило как-то по-другому. Многоэтажные дома, давно покинутые своими жителями, были залиты солнцем, которое медленно и неуловимо для глаза, спускалось всё ниже и ниже к горизонту. Многоэтажные строения Северной Припяти, напротив, предстали передо мной во время начинающейся грозы, которая прошла так же резко, как и началась, оставив в качестве напоминания о себе, лишь мокрый асфальт и глубокие лужи. Да и сами дома Севера были окутаны какой-то мрачной атмосферой, постоянное присутствие опасности, смертельные аномалии, которые, впрочем, были и в Южных районах, но не в таком количестве. Хотя и хабар там можно хороший найти, вон как совсем недавно с «Золотой Рыбкой» повезло.

От мыслей, которые занимали мою бедную, редко о чём, кроме Монолита, думающую, голову, меня отвлёк крик, который раздался со стороны одного из находящихся поблизости дворов, и растворился посреди заброшенных многоквартирных домов Припяти. После того, как, снятый с предохранителя, АКМ, оказался у меня в руках, моё тело повернулось в сторону, с которой донёсся вопль, который походил на просьбу о помощи. Деревянное цевьё Калашникова удобно устроилось в ладони левой руки, и я лёгким бегом побежал на крик. Через пару секунд после начала моей пробежки, вслед за воплем, начали раздаваться автоматные очереди, которым вторил злостный рык, который я начинал слышать всё отчётливее, по мере приближения к месту проходящего боя между людьми и мутантами. Звук выстрелов был похож на звучание моего бывшего АКС-74У, которое тот издавал при стрельбе, значит, вероятнее всего, это какой-то, относительно недавно принятый в группировку, адепт, так как ветераны-монолитовцы ходили в отличной амуниции и с отличным вооружением. За время пробежки, у себя в голове я рисовал себе самые различные лица, одним из которых мог бы обладать послушник, нуждающейся в помощи, но лик, который я увидел на самом деле, даже и не думал представлять. Это был Душелов, старающийся отбиться от наседающих снорков из своего «Ублюдка». А вот крик о помощи, который и заставил меня во всеоружии отправиться на зов, по-видимому, принадлежал адепту, который лежал лицом вниз на холодной земле, истекая кровью. Снорков было около четырёх особей, по крайней мере, большего количества тварей я не заметил. Трое мутантов группой наступали на Душелова спереди, стараясь держаться на расстоянии, друг от друга, чтобы случайно не попасть под свинцовый ливень, которым их поливал попавший в ловушку монолитовец. В это время, четвёртая тварь аккуратно обходила послушника с фланга, прекрасно понимая, что её собратья отвлекают огонь на себя.

Мутант выбрал удачное время для нападения – у адепта закончились патроны, и ему требовалось время, чтобы сменить магазины и перезарядить автомат. Когда снорк, злобно зарычав, выпрямился, встав на две ноги и, упав обратно на четвереньки, приготовился к прыжку, моё сердце слабо ёкнуло, ведь в опасности оказался, вовсе не типичный монолитовец, который был мне просто «братом», а человек, который за короткое время успел стать для меня другом. Мозг быстро подсказал, что делать. Быстро вскинув автомат и, удобно устроив его в руках, и плотно прижав деревянный приклад к плечу, я, практически не целясь, начал короткими очередями стрелять по мутанту, который вот-вот должен был наброситься на Душелова. Несколько пуль, всё-таки достигли своей цели и насквозь пробили худощавое тело снорка. Патрон, калибра 7,62х39 мм, что ещё можно сказать?.. Но тут я опустил автомат и посмотрел на монолитовца, даже не обращая внимания на, ползущего ко мне, раненного снорка. Пули, пробив тощую тушку мутанта, вполне могли настигнуть и Душелова, который находился в том же направлении от меня, в котором была и подстреленная мною тварь. Но нет, свинцовая смерть не забрала Душелова. Послышался звук затворной рамы, которому начали вторить хлопки, издаваемые укороченным автоматом Калашникова при стрельбе. Облегчённо вздохнув, и держа АКМ в положении «от бедра», я надавил на спуск и добил снорка, дышащего на ладан, но всё ещё пытавшегося забрать вместе с собой свою жертву.
- Рад тебя видеть, брат! – задорно крикнул мне монолитовец, продолжая отстреливаться от мутантов, - Давай, присоединяйся! Положим их в два ствола!

Немного подивившись адепту, который продолжал сохранять своё, обычно весёлое, расположение духа, даже в опасных для жизни ситуациях, я нажал на курок и начал угощать недлинными очередями снорка, который, отколовшись от основной группы, частыми рывками начал двигаться в мою сторону. Пули насквозь пробивали тварь, когда-то бывшую человеком, оставляя после себя глубокие раны, из которых сочилась грязно-алая кровь мутанта и орошала собою, заброшенную и поросшую кустарником, детскую площадку города Припять. От боли, от потери крови или от повреждения жизненно-важных органов, снорк вскоре скончался, опустившись на землю и испустив последнее дыхание. В это время, Душелов уже успел расправиться с одним из двух оставшихся мутантов, нашпиговав его голову пулями, малоимпульсного патрона, но за время, которое понадобилось монолитовцу, чтобы вновь перезарядить вой автомат, последняя тварь всё же успела совершить прыжок и повалить адепта на землю. Выстрелить я не мог. Я находилось в таком положении, что при выстреле, пуля, легко пробив худую тушу снорка, попала бы и в Душелова, и исход этого попадания, скорее всего, был бы летален. А на то, чтобы искать более выгодную позицию, чтобы выстрелить, не причинив вреда послушнику, попросту не было времени. Автомат быстро перекочевал из рук за плечо, а в руке оказался нож, который я достал из ножен. Ноги сами понесли меня на помощь Душелову. В несколько прыжков я домчался до места борьбы человека и мутанта и, долго не думая, глубоко вонзил «Катран» снорку в спину и провернул клинок, чтобы сделать рану, как можно более ощутимой для твари. Оторвавшись от монолитовца, лежащего на земле, снорк издал злобный рык и тут же был повален на землю стараниями Душелова, который собрал последние силы, чтобы спасти свою жизнь. Когда мутант оказался на земле, я быстрым ударом, чтобы не дать ему времени опомнится, всадил лезвие ножа в левую сторону груди, там, где должно было быть сердце. Сделал я это с такой силой, что снорк оказался прибит ножом к сырой земле и начал содрогаться в последних конвульсиях. Дёрнувшись в предсмертных спазмах, уродливое тело вытянулось посреди детской площадки и очень скоро затихло.

- Спасибо тебе, Айрон! – сказал Душелов, поднимаясь с земли и подбирая свой автомат, - Если бы не ты, я пошёл бы этим тварям на стол, в качестве закуски! – слабо посмеявшись, монолитовец сел на ближайшую скамейку.
Не много приспустив комбез, адепт начал заниматься ранениями, полученными в неравном бою со снорками. Во многих местах на теле монолитовца были кровоподтёки, следы от укусов, а на груди зияла небольшая рана, на месте которой, мутант всё-таки смог выдрать кусок человеческого мяса.
- С тобой всё в порядке? – спросил я у Душелова, вытирая обагрённый кровью клинок о высокую траву.
- Да, кажется, - ответил адепт, перевязывая себе рану, - Правда, подрали меня не слабо, но ничего смертельного. Повезло мне, что ты появился иначе всё! Кстати, что ты тут делаешь?
- К Граниту иду, - ответил я, ещё раз проведя ножом по траве и возвращая его обратно в ножны, - Меня Харон послал. Группа неверных сейчас где-то неподалёку от ЧАЭС, необходимо ликвидировать угрозу Монолиту!
- Слава Монолиту, я с тобой, брат! – с воодушевлением ответил Душелов, закончив со своими болячками и поднимаясь на ноги, - Ты помог мне, я помогу тебе!
- Ты ранен, - я начал было отговаривать адепта от этой затеи, но монолитовец разу же перебил меня.
- Эээээ, ну какой ты нудный, Айрон! Брось! Как видишь, ходить могу, автомат, вроде, тоже в руках удерживаю, так что никаких возражений!

Понимая, что послушника вряд ли удастся уговорить пойти на базу и отлежаться, я улыбнулся и, проверив наличие патронов в более, чем наполовину опустевшем магазине АКМ, и перезарядив автомат, сделал знак Душелову идти за собой и двинулся в сторону Чернобыльской станции. Солнце продолжало уходить за горизонт. Каменные джунгли города-призрака уже начали приобретать огненно-рыжий оттенок от заходящего светила. Нужно было достичь пределов Припяти, как можно быстрее, потом в темпе вальса покончить с неверными, посмевшими осквернить Святую Землю своим присутствием, и возвращаться в Центр Припяти, туда, где можно было заночевать, не боясь нападения мутантов. Но Харон говорил, что было бы хорошо, если хоть кто-то из неверных принял бы решение обратиться в истинную веру. Если просто задавить сталкеров огнём, то ни о каком обращении не может идти и речи – трупы не нужны Монолиту, да и Настоятель вряд ли будет доволен, узнав об исходе операции. И сейчас в моей голове вдруг опять промелькнуло лицо девушки, которое я не мог и не хотел забывать. Вдруг, меня посетила мысль, что я никогда больше не увижу это лицо наяву, никогда не узнаю, кто она, эта девушка, ибо навечно закован в Припяти, в Центре Зоны, так далеко от всего мира. Сердце от этих мыслей сильно ёкнуло… В душе появился страх… страх, который овладевал всем моим существом, которое начало протестовать против законов братства, общины. Монолит показался мне простым камнем, созданным самими людьми… Созданным, неизвестно для чего…

Голова внезапно заболела. Громкий гул давил на мой мозг со всех сторон, всё сильнее и сильнее сжимая его. Послышался голос Монолита, говоривший, что я должен оставить лишние мысли, забыть прошлую жизнь, быть послушным слугой Великого Бога и нести Слово Его во все уголки не только Зоны, но и всего мира. Я ещё пытался сопротивляться небольшим, последним оплотом моего вольнодумия, которое не позволяло Монолиту сделать из меня смиренного раба, отрешённого от всех прелестей жизни. Внутри подсознания неожиданно промелькнула мысль, что кто-то пытается контролировать меня через Монолит. Что кто-то, притворяясь истинным Богом, старается управлять не только мной, но и всей общиной. Душеловом, Фахом, даже Хароном, внушая ему мысль, что он – Владыка огромной паствы, общины истинно верующих людей. И он верит этому. Он поддаётся контролю чего-то неизвестного, до фанатизма веря, что является Помазанником и Избранником Великого Бога, имя которому – Монолит. На этих мятежных мыслях голова особенно сильно заболела. Я больше не мог скрывать этого от рядом идущего адепта. Ничего не оставалось, кроме того, чтобы, обхватив руками голову и упав на колени, смириться и покориться могущественному божеству. Но я был ещё далёк от этого. Я старался бороться, стараясь освободить свою голову от всего, что связано с общиной. В голове происходила борьба. Борьба Стрелка и Айрона, борьба той девушки и Монолита. Все эти четыре сущности, четыре образа, существовавшие в моём сознании, своей битвой, происходящей не на жизнь, а на смерть, буквально на части разрывали мою голову…

- Айрон, с тобой всё в порядке? – донёсся сквозь пелену голос Душелова, который подошёл ко мне, придерживая руками, и не позволяя упасть.
Огромных усилий, огромной боли мне стоило, чтобы вначале прошептать, а затем прокричать лишь несколько слов:
- Я не Айрон… Меня зовут Стрелок! – последние три слова подхватило эхом, которое разнесло мой крик по всему району Восточной Припяти, донеся его до каждой улицы небольшого района, а затем эхо просто растаяло посреди высоток мёртвого города.
- Стрелок?.. – недоумённо проговорил послушник, отшатнувшись в сторону.
А я просто продолжал стоять на коленях с широко раскрытыми глазами, и медленно опуская руки, которые до этого крепко прижимал к своей голове. Боль прошла, но и теперь для меня перестало существовать всё, поимо Монолита. Сил вольной части сознания, где, как в надёжной твердыне, хранилось лицо девушки, хватило лишь на этот крик души и сердца, отвергающий все законы братства и слова Монолита, и растворившийся, где-то посреди каменных джунглей города-призрака. Монолит и таинственная, неизвестная сила, контролирующая меня через Кристалл, оказались сильнее. Силы сопротивления иссякли и Великий Бог – Монолит – занял теперь все мои помыслы. Продолжая смотреть в одну сторону, медленно поднялся на ноги, подняв с земли упавший на ней АКМ, я отрешённо встряхнул головой и чётким голосом сказал:
- Всё в порядке, Душелов. Забудь то, что я сказал, Стрелок мёртв. Идём, нам надо исполнить волю Монолита!

Твёрдой поступью направившись в сторону ЧАЭС, я на время оставил удивлённого монолитовца позади, но вскоре тот догнал меня и мы, не проронив больше ни слова, пошли туда, где уже должен был находиться Гранит вместе с небольшим отрядом. Так оно и оказалось. На блокпосту, который защищал подходы к Припяти по главной дороге с Востока, уже стоял командир гарнизона ЧАЭС вместе с четырьмя монолитовцами, одетыми в чёрные комбинезоны и натянутыми на голову, такими же чёрными масками. На правом плече каждого был вышит знак «Монолита» - тёмный силуэт бюста человека с кружащимися вокруг головы, белого цвета, атомами и широко раскрытым глазом на груди. Снизу нашивки, на вышитой на ней золотой ленте, чёрными буквами было написано: «Монолит». Каждый член отряда был вооружён новейшим вооружением, стойка каждого была прямой и твёрдой. Никакого сомнения больше не оставалось, это элита общины – Орден Кристалла. Во главе группы бойцов стоял Гранит, начальник гарнизона станции, одетый в экзоскелет.
- Слава Монолиту! – отчеканил я, Душелов вторил мне такими же словами, - Я прибыл сюда по указанию нашего Владыки – Харона. Вот, брат, - я указал рукой на стоящего рядом монолитовца, которому недавно помог отбиться от стаи снорков, - его зовут Душелов и вера его велика! Сердце его горит огнём верности Монолиту, и он добровольно решил помочь уничтожить неверных, которые посмели осквернить Святые Места. Мы готовы!
Сообщение отредактировал _Стрелок_ - Вторник, 11.09.2012, 22:51

За Монолит!
Саиф
Дата: Среда, 12.09.2012, 16:37 | Сообщение # 12

Offline
Сообщений: 190
Награды: 3 +
Тихий и неспешный поток мыслей начальника гарнизона саркофага был прерван докладом одного из его подчинённых.

- На горизонте наши братья, которым мы должны помочь в деле с неверными.
- Я тебе сколько раз говорил, чтобы эти религиозные штучки ты оставил?! - не то спросил, не то заявил Гранит своему бойцу, - Мы не "бородатые" чтобы остальных неверными называть и тут вам не чеченские горы. Здесь Зона и нам без свежей силы не выжить. Сколько раз повторять, что нам люди нужны. У меня на ЧАЭС оборона жизнеспособна только процентов на 50. А вы ещё лезете в религиозные разборки. Служба монолиту - это вам не геройская смерть, но славная жизнь. И вообще. Какого чёрта? Нам ведь сказали что придёт только этот... Как его?
- Айрон
, - услужливо подсказал рядом стоящий монолитвец.
- Да. Айрон. Ну ладно разберёмся на месте. А пока держите ухо в остро, нос по ветру, а хвост пистолетом, - улыбаясь наставлял своих бойцов Гранит. Вообще Дядька он был хорошим. Все бойцы его уважали. И он уважал всех своих людей. Всех вместе и по отдельности. Гранит не стеснялся своих проклёвывающихся седин. Наоборот. Он гордился ими. В хитросплетении седых волос читалась мудрость и опыт. Не раз бывало, что начальник гарнзона вытаскивал на себе бойцов из жесточайшего боя чтобы те вернулись и отомстили за павших товарищей. Он мог умело подобрать момент для любого тактического манёвра и в то же самое время сам был первоклассным бойцов. Среди сектантов ходили легенды, как Гранит единолично убил химеру имея при себе только свой калаш. С которым, кстати, Гранит никогда не расставался.

- Слава Монолиту! – отчеканил прибывший боец, - Я прибыл сюда по указанию нашего Владыки – Харона. Вот, брат, его зовут Душелов и вера его велика! Сердце его горит огнём верности Монолиту, и он добровольно решил помочь уничтожить неверных, которые посмели осквернить Святые Места. Мы готовы!
- Ну, прибыл - молодец. И что товарища прихватил тоже молодец. Только давай уговоримся. Ты со мной общайся по человечески, а не как ты привык. Слава монолиту, брат и тому подобная атрибутика нашего общения мне не нравится. Вроде с виду ты парень нормальный. Так что соображай. А теперь всем, - Гранит слегка повысил голос, - Идём группой. Я, Душелов и Айрон в ядре, вы делитесь на две группы и пойдёте слева и справа на расстоянии от 20 до 30 метров. Через каждые 5 минут на связь. Если что-либо кто увидел. Тут же сообщать. Проверить снаряжение, заправиться, - в ответ не донеслось не слова лишь шуршание снаряжаемых магазинов и клацанье затворов. После поочерёдно с разных сторон стали проявляться голоса: "Готов", "Готово", "Аттово", "Гааатовченко". Айрон и Душелов, не привыкшые к командованию Гранита стояли в недоумении. После непродолжительной паузы Айрон сообразил: "У меня тоже готово". Взгляд Гранита с одного молодого монолитовца переключился на другого. Душелов ничего не ответи. Лишь качнул головой. Граниту этого оказалось достаточно.

- Так. И ещё самое главное. Этих хлопчиков нужно попробовать завербовать. Так что если дело до стрельбы дойдёт, то стрелть по ногам. Если совсем меткие то по плечам тоже можно, но лучше не рискуйте. Ну. я тоже готов. Пошли, - с этими словами командир гарнизона отправился в направлении, где по данным разведки должны были выйти незваные гости, уводя за собой группу готовых к любым неожиданностям монолитовцев.

_Стрелок_
Дата: Суббота, 22.09.2012, 22:11 | Сообщение # 13

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
Я, вместе с Душеловом, находился в ядре во главе с Гранитом. Остальные монолитовцы, разделившись на две группы по трое, следовали по флангам от нас на расстоянии 20 метров. Солнце неумолимо клонилось за горизонт, небо уже окрасилось в рыжий оттенок заката и через час, максимум, через полтора, уже должны были наступить сумерки, с наступлением которых, мутанты начинали свою охоту. Видно было, что Гранит и бойцы из Ордена Кристалла немного торопились, желая, как можно скорее завершить дело. Как сказал нам руководитель гарнизона на ЧАЭС, туннель, в котором находились неверные, начинался где-то у окраин Южной Припяти и представлял собой подземные коммуникации, которые проходили под всем юго-восточным районам, и заканчивались неподалёку от дороги, ведущей на станцию. По донесениям разведки, группа неверных была вооружена автоматами модели АК-74М и иностранными пистолетами марки Colt М1911. Аддонов на автоматах обнаружено не было, что значительно облегчало задачу. Скоро мы оказались у небольшой, двухметровой каменной будки, наверх которой вела ржавая лестница. Судя по всему, это и был вход в туннель. Без лишних слов, группа, которая являлась левым флангом нашего небольшого отряда, оцепила старое каменное строение и заняла боевые позиции. Группа из трёх монолитовцев, которая прикрывала правый фланг, перегруппировалась к нам в тыл и наш отряд, теперь уже из шести человек, по знаку Гранита двинулся дальше, правда, теперь уже сменив направление в сторону Припяти.

Всю дорогу до мёртвого города бойцы Гранита, равно, как и сам командир, молчали, то и дело, настороженно смотря по сторонам, чтобы вовремя заметить возможную опасность и устранить её. В начале своего пути мы довольно сильно отдалились от Припяти, потому что сейчас наши ноги ступали по осенней траве, вокруг нас стояли высокие деревья с пышной пожелтевшей листвой, а многоэтажные дома города-призрака виднелись примерно на расстоянии в двести метров от нас. Сквозь деревья слабо пробивались лучи заходящего солнца, которое вот-вот должно было упасть за горизонт, Зона начинаться полниться ночными звуками, а в воздухе повисли страх и опасность. И даже когда мы ступили на асфальтные дороги Припяти, эта жуткая атмосфера не покинула нас, нет, она сгустилась ещё больше и начала давить со всех сторон. На одной из девятиэтажек, которые встречали любого путника, зашедшего в Припяти, большими, едва заметными, красными буквами, было написано: «ПАРТИЯ ЛЕНИНА НАС К ТОРЖЕСТВУ КОММУНИЗМА ВЕДЁТ», окна почти всех зданий были выбиты, что намекало на акты вандализма, которые были совершаемы в мёртвом городе, даже после первой катастрофы на ЧАЭС. Человек попытался подчинить природу, природа взбунтовалась против своих новых хозяев, но род людской даже после трагедии проникали сюда, увлекаемые своей алчностью и жаждой наживы. И вот теперь, после того, как несколько лет назад природа окончательно прогнал человека из этих мест, здесь поселились другие, чистые помыслами, люди, цель которых не порабощение природы, а сосуществование с ней и служба её создателю – Монолиту.

- Они сейчас должны быть под нами, - сказал один из монолитовцев Ордена Кристалла, сверяя по карте местоположение отряда.
- Отлично, - ответил Гранит, - В подвале того здания, - командир гарнизона кивнул головой на небольшую двухэтажную постройку, на крыше которой было написано «Универмаг», - есть проход в тот самый тоннель, в котором сидят эти хлопчики, если мы быстро и тихо спустимся туда, отрежем им дорогу назад. Под мощным огнём, мы сможем заставить их отступить к единственному выходу на поверхность, а выход этот, уже перекрыла вторая группа, там они и попадутся. И постарайтесь их не убить, они нам живыми нужны, - сказав это, Гранит посмотрел на нас с Душеловом, - Первой идёт третья группа, за ними первая, то есть, мы. Вперёд кидаем светошумовые гранаты, огонь осуществлять только из пистолетов, в каменном тоннеле дикий рикошет. Противник не дурак, и прекрасно это понимает, так что, ответной стрельбы из автоматов можно не ожидать, только, как я уже сказал, не подстрелите их ненароком, да и сами не подставляйтесь. Мы идём впереди, третья группа прикрывает тыл и фланги и обеспечивает поддержку вспомогательным огнём. Помните, что на нашей стороне элемент внезапности, вряд ли противник знает о нас, а значит, задача проста, как никогда, но и не стоит недооценивать их. Видимо, они остановились на ночь, а значит, должны были позаботиться об обороне. Опасайтесь растяжек, засад, мин, которые с большой вероятностью могут встретиться на пути. Допустимое количество жертв у противника – двое, среди нас – лучше без жертв. Причём, если придётся убить кого-то из них, стреляйте в Инквизиторов – они фанатики и вряд ли сдадутся, а вот Стражи - не идиоты и могут сложить оружие. Все всё поняли? – вопрос, по-видимому, был обращён только к нам с Душеловом, так как все остальные члены отряда, молча стояли рядом с командиром, - Тогда, пошли! – сказал Гранит, когда мы с молодым адептом кивнули в знак согласия.

Автоматы перекочевали за плечи, в руках появились пистолеты и отряд, перегруппировавшись, двинулся в сторону старого универмага, который здорово отличался от универмага, в котором обосновался Фах. Универмаг, где расположился торговец «Монолита» был кое-как прибран, в нём было полно народу, а вот тут на полу валялись различные предметы быта человек, и вряд ли здесь можно было кого-нибудь встретить, кроме мутанта.
- Второй, это первый, приём! – когда наш отряд вошёл в здание старого универмага, Гранит вышел на связь со второй группой, которая оцепила выход из туннеля со стороны ЧАЭС.
- Первый, это второй, вас слышу, приём! – донёсся через некоторое время шипящий голос.
- Мы в универмаге, готовимся к спуску в тоннель. Второй, доложить обстановку. Как слышно? – ответил командир гарнизона.
- Слышу вас отлично. Мы на позиции. Ждём наших воробушков, - вновь донёсся ответ.
- Вас понял, мы начинаем. Конец связи! – закончил Гранит и дал знак отряду спускаться в подвал.
Повторять дважды не пришлось. Бойцы третьей группы заняли передовую позицию и принялись спускать в подвал, держа в боевой готовности пистолеты и проверяя каждый уголок и закоулок, где только мог спрятаться враг. Широкая лестница позволяла двигаться шеренгой по пять человек, поэтому три бойца в каждой цепи без проблем спускались вниз старого здания. В универмаге стояла атмосфера и запах сырости и заброшенности. Штукатурка лежала на полу, смешавшись с осколками кафельной плитки. Как только мы спустились по лестнице в самый низ, видеть в темноте было уже нельзя, если до этого в универмаг проникали лучи закатного солнца и кое-как освещали помещение, то сейчас приходилось двигаться в кромешной тьме.

Отряд пошёл по тоннелю в восточном направлении, оглядываясь по сторонам. С потолка на бетонный пол падали редкие капли, издавая при этом характерный звук. На первых порах, признаков присутствия в тоннеле человека не было, но скоро послышался треск костра и негромкий разговор двух людей. Звуки доносились из небольшого закоулка, который являлся одним из многочисленных ответвлений подземного тоннеля, который проходил под большой частью Припяти. Узкие стены позволяли идти максимум по двое, поэтому отряд, по жесту руки Гранита, разделился попарно и вошёл в закоулок, который должен был вывести нас на противника. Впереди шёл командир гарнизона, вместе с одним из монолитовцев Отряда Кристалла, затем, в центре колонны, шёл я и Душёлов, а в тылу, в качестве замыкающих, были два оставшихся адепта. Скоро закоулок свернул налево, и сразу за поворотом оказалась довольно просторная комната, в которой и встала лагерем группа неверных. Когда мы уже собирались двинуться вперёд, Гранит поднял вверх ладонь правой руки, приказывая остановиться. Присев на корточки, командир показал указательным пальцем вниз – на расстоянии примерно двадцати сантиметров от пола слабо виднелась растяжка. Поднявшись на ноги, Гранит аккуратно перешагнул через неё и дал остальным знак следовать за ним. Монолитовец, который находился в паре с командиром, так же переступил через преграду, за ним такую же операцию проделал Душелов, и вот тогда настала моя очередь. Подняв ногу в воздух, я начал осторожно переносить её через едва заметную растяжку. Сердце в это время сильно колотилось – одно неверное движение и я, совсем забесплатно, получаю билет на тот свет. В голове опять промелькнула девушка, которую я совсем не помнил. Если сейчас моему существованию наступит конец, я уже никогда не узнаю, кто она. От мыслей меня оторвало ощущение, когда моя нога, наконец, ступила на бетонный пол подземного тоннеля и тогда, облегчённо вздохнув, я перенёс за растяжку и вторую конечность, после чего, подошёл к Граниту.

Когда рядом с нами оказались и остальные два товарища, командующий гарнизоном ЧАЭС дал знак рукой, приказав начинать операцию. Два сталкера, одетых в разную униформу, о чём-то оживлённо спорили возле костра, в то время, как двое других, спали, полагая, что их товарищи, стоящие на посту, бдительны и разбудят их в случае опасности. Но спор зашёл слишком далеко. Один из его участников, с фанатичным блеском в глазах, вполголоса говорил о том, что Зону, это дьявольское порождение, необходимо уничтожить, дабы эта зараза не расползлась по остальному «телу» Земли. Собеседник фанатика, молча слушал товарища, изредка подкидывая колкие фразы, насчёт фанатизма последнего, тем самым ещё больше подливая масла в огонь. Лучшего момента для нападения нельзя было и придумать! Один из монолитовцев достал М84 и, сорвав металлическую скобу, бросил её в помещение, где расположились на ночлег неверные сталкеры. Последовав примеру более опытных товарищей, мы с Душеловом заткнули уши ладошками и широко раскрыли рот, повернувшись спиной к входу в помещение. Когда раздался хлопок, я, Душелов и Гранит ворвались в помещение с заряженными пистолетами, за нами последовала третья группа. Четверо противников лежали оглушёнными на каменном полу и представлялись лёгкой добычей, но бдительности терять было нельзя. Третья группа тут же повязала сталкера, на правом плече, которого был вышит кулак, и занялась другим неверным, на его плече был вышит уже прицел, что указывало на принадлежность к другой группировке. Фанатик, желающий уничтожить Зону, начал вопить и брыкаться, уже немного отойдя после поражения светошумовой гранатой, и даже попытался схватить автомат, который лежал неподалёку. Пуля, выпущенная из Кольта, прекратила земной путь фанатичного борца за избавление планеты от заразы Зоны.

Второй «Инквизитор» сопротивлялся куда сильнее, чем свой товарищ. Фанатик успел дать по челюсти Душелову, и схватиться было за пистолет, но Гранит отправил его на встречу к праотцам выстрелом в голову. Последний из неверных – член группировки «Страж» - успел оправиться после взрыва гранаты и, пока мы связывали остальных сталкеров, он вскочил и рванул в сторону единственного свободного выхода из тоннеля – туда, где его уже должна была ждать вторая группа.
- Не стрелять! – повысив голос, сказал, Гранит, когда мы с Душеловом уже схватились за пистолеты, чтобы пристрелить убегающего неверного, - Пусть бежит.
Всё верно – пусть бежит, ему уже подготовлен тёплый приём. Когда мы с отрядом оказались наруже и подошли к выходу из тоннеля, который заблокировала вторая группа, сбежавший «Страж» лежал связанный и оглушенный. Харон должен быть доволен – лишь два убитых, а остальные двое могут сослужить Монолиту огромную службу! Дело оставалось за малым – притащить пленных к Настоятелю. Гранит отправил со мной и Душеловом двух бойцов, чтобы они помогли нам дотащить пленных к «Прометею», а сам. Вместе с остальными бойцами Ордена Кристалла, ушёл на ЧАЭС. В кинотеатре мы уже были во вермя сумерек, и войдя в кабинет к Харону и бросив на пол пленных, я начал отчитываться перед «Владыкой».
- Настоятель, задача выполнена! Вот двое неверных, они сослужат огромную службу истинному Богу – Монолиту! И вот, брат, - я кивком указал на Душелова, - он помог нам!

За Монолит!
Марита
Дата: Пятница, 28.09.2012, 00:59 | Сообщение # 14

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
Когда послушник снова как обычно ворвался в кабинет Харона, ведомый радостью успешного дела, Владыка пребывал в нирване, сидя лицом к свету из окна в позе лотоса. Он пребывал в этом состоянии уже довольно долго, потому его недовольство прерванной медитацией было невеликим. Еще несколько минут он сидел с закрытыми глазами, медленно возвращая сознание в действительность, а затем распахнул их. Еще спустя мгновение он встал с пола. Владыка в этот раз был облачен в простой монолитовский костюм без шлема. Он выпрямился, развернулся и обратил взор на адептов.

У Айрона горели от воодушевления глаза. Этого парня вполне можно отнести к категории истинно верующих. Не так уж часто можно наблюдать столь фанатичную веру среди новообращенных. Затем Харон перевел взгляд на Душелова. Сей послушник был не настолько предан вере, но здесь он ощущал себя как дома и, очевидно, будет всегда защищать свою семью, ибо другой у него более не имеется.

Владыка посмотрел вниз. Двоих пленников с нашивками в виде сжатого кулака, со связанными за спиной руками, насильно усадили на колени. «Стражи» - община очень схожая по идеологии с «Долгом» на Юге Зоны. Взгляды неверных были направлены на Харона, в них пылал лютый огонь ненависти к врагам, взявших на себя смелость пленить их. У солдат мало веры. Они верны только своему оружию и тому, что способны вершить им правосудие. Но в душе у каждого из них есть слабое место, которое заставляет влачить жалкое существование в сером мире и не позволяет принять Истину. Вот эта жгучая ненависть легко может перерасти в настоящую, идущую от самого сердца, веру и мощное стремление защищать ее повсеместно. Это и собирался использовать Харон.

Один из пленников попытался встать на ноги и тут же был грубо усажен на место Душеловом. Харон взглянул на Стража с высоты своего роста и произнес ровным металлическим тоном:
- Взгляни мне в глаза, неверный.
Мужчина не сдрейфил. Он мгновенно поднял злые глаза и был застигнут врасплох… Харону нужна была лишь секунда, чтобы поднять ладонь и коснуться пальцем точки прямо за ухом. Пленник закричал. Это был жуткий вопль боли, какую способен только выдержать человек. Страж низко пригнулся к полу, его тело словно пронзила огромной силы судорога, он метался в океане боли, не в силах избавится от наваждения, которое навязывал ему Харон, используя свои пси-способности. Но через минуту боль вдруг исчезла и пленник раскрыл глаза, уставившись невидящим взглядом куда-то в пространство. Он дышал. Сначала часто, затем ровно и спокойно. Лицо прояснилось, появилась улыбка, а потом прозвучал его блаженный смех. Он ощущал невероятное счастье и умиротворение. Боль ушла, подарив блаженство…

Айрон и Душелов во все глаза наблюдали за тем, что происходит в кабинете Владыки, не в силах оторваться от таинства. Им хорошо была заметна очередная смена выражения лица испытуемого пленника. Счастливая улыбка быстро пропала, глаза Стража снова наполнились влагой и невероятной болью. Нечеловечески крик вырвался из его горла во всю свою силу:
- Нет!!!
Его соклановец, сидевший рядом, в ужасе переводил взгляд с друга на Харона и обратно, пытаясь докричаться до монолитовцев:
- Оставьте его!
Но Владыка был холоден и равнодушен к воплям неверных, продолжая искажать сознание Стража. Боль пленного достигла апогея и Харон сразу же прекратил пытку, сохранив тому жизнь. Мужчина упал на бок, изо всех сил хватая ртом воздух. Взгляд Настоятеля тут же был переведен на второго пленника. Тот не смог заставить себя отвернуться, прекрасно зная, что не избежит участи своего друга…

Сознание мужчиы затуманилось. Харон мгновенно отыскал в закоулках его памяти то, чем он дорожил, и позволил пережить этому человеку ужас прошлого повторно. Страж вертел головой из стороны в сторону, наблюдая видение у себя перед глазами. В какой-то момент он даже счастливо улыбнулся, но в следующее мгновение по его лицу уже текла слеза, а глаза выражали бездонное необратимое горе. Он закричал, опровергая ту реальность, а которую его сейчас заставлял верить лидер фанатиков. Пленник мотал головой, отрицая, не желая принять то, что видел.
- Нет… нет, пожалуйста! Дарья… Даша! Нет! – его голос срывался.
Харон видел каждое мгновение того видения, в котором сейчас пребывал Страж. Потеря любимого человека, привязанность к прошлому – это заблуждение нужно искоренить и заставить неверного понять, насколько жалок он был все это время, живя лишь воспоминаниями о мертвой девушке. Он достаточно долго бродил во тьме, низко пригнувшись к земле, добровольно отказываясь от настоящей веры, способной творить чудеса, способной сделать его сильным и полноценным разумным человеком.

Владыка чуть изменил видение неверного, заставив того поверить в то, на что способна их вера. И снова произошла перемена в лице пленного. Он недоумевал, он внимал всем тому, что творилось в его голове, он тянулся к тому, что видел, он был уже готов остаться навсегда в том мире, который был ему открыт, только бы она жила… Видение резко оборвалось, вернув неверного в рядовой кабинет кинотеатра и в неумолимую действительность Зоны. Пленник завертел головой, взглянул на двух адептов, притащивших его с другом сюда, затем на Харона. Его захлестнула ярость. Страж вскочил на ноги и рыча бросился на Владыку, но был вовремя схвачен и снова усажен на пол. На лице Настоятеля не дрогнул ни один мускул.
- Неверные, - обратился он ледяным голосом к пленным, - вам была дарована возможность видеть Мощь и Силу Кристалла. Выбор предстоит вам обоим – почить в безвестии или, наконец, обрести свет Истины и покой в душе, приняв нашу веру.
Один из Стражей выразил свое пренебрежение наглым плевком под ноги Владыке и тут же получил удар по затылку.
- Брятья, уведите их. Вы хорошо справились, - взор Настоятеля был на этот раз обращен к двум адептам. – Доставить к Калигуле. Теперь дело за ним. - отдал приказ Владыка и вдруг добавил, - постойте.
Владыка наклонился к столу и извлек из ящика два именных кольта, протянув их адептам:
- Это вам в качестве награды.
- Спасибо, Настоятель! – оба довольные исполнили легкий поклон.
Харон снова остановил их. Из шкафа, стоявшего по левую сторону старого дубового стола, он вытащил контейнер. Через мгновение в его руке засиял артефакт «Душа».
- Айрон, подойди, - ровным голосом попросил он.
И, когда послушник сделал шаг к Владыке, тот вручил ему загадочный артефакт. Айрон незамедлительно поблагодарил Харона еще раз и заспешил на выход.
- Слава Монолиту! – Айрон и Душелов как по команде приложили кулаки к груди и быстро вышли за дверь помещения, уводя с собой неверных.

_Стрелок_
Дата: Воскресенье, 30.09.2012, 16:52 | Сообщение # 15

Offline
Сообщений: 111
Награды: 13 +
- Айрон, подойди! – раздался позади твёрдый голос Владыки, когда я с Душеловом уже собирались выйти за дверь, уведя за собой пленных.
Обернувшись, я подошёл к Харону, который держал в руке круглый, немного светящийся предмет, бывший, судя по всему, артефактом. Когда я оказался близ Настоятеля, он вложил мне в руку загадочное аномальное образование. По телу тут же пробежала странная дрожь, как будто оно наполняется странной, неведомой силой. Это был артефакт «Душа», по многим поверьям, впитавший в себя сущности и силу сталкеров, попавших в аномалию. Артефакт, светящийся голубоватым оттенком у меня в руке, был одним из редчайших, добыть которые, стоило огромных усилий. Такая высокая награда. Я был удивлён ею. Но ни что, никакие артефакты, никакое оружие, никакие деньги, не сравнятся с тем, что по ценности своей превышает даже самую ценную награду – доверие. Харон должен был доверять мне. А через него, мне должен был доверять и Монолит, Кристалл неземного происхождения, дарующий своим верным адептам силу и мощь. Я видел Монолит лишь у себя в голове, во время сна, во время молитвы, но так хотелось увидеть божество по-настоящему, своими собственными глазами, утопая в его ярком свечении и наполняясь его могуществом. Захотелось задать Харону вопрос, вертевшийся на языке - когда я, наконец, увижу Кристалл?! Но нельзя. Нельзя раздражать Настоятеля своими назойливыми вопросами, ведь я уже получил ответ: когда придёт время. Отправив «Душу» в контейнер, я, привычным жестом, приложил правый кулак к своей груди и, отойдя в сторону, в унисон с Душеловом, сказал знакомую до боли фразу:
- Слава Монолиту!

Через мгновение мы, ведя двух захваченных «Стражей», оказались в одном из длинных коридоров «Прометея», по обеим сторонам которого были двери от многочисленных кабинетов, в которых когда-то сидела не менее многочисленная администрация кинотеатра. Старый сырой коридор вскоре привёл нас во второй зал, в котором уже устраивались на ночлег адепты «Монолита», которые не успевали дойти до своих перевалочных баз до наступления темноты. Кинотеатр «Прометей» являлся центром Припяти, центром общины. Именно здесь кипела жизнь монолитовцев. Каждый из послушников мог получить здесь медицинскую помощь, место, где можно переночевать, отслужить молебен Кристаллу или просто пообщаться со своими братьями и сёстрами. Вторым центром был магазин «Книги», куда нас отправил Харон, чтобы доставить пленных Калигуле. Ни разу не видев его, я уже имел представление о монолитовце, оспаривающим место Владыки у Харона. Рассказы адептов и бойцов из отряда Гранита сливались один, в котором Калигула представал злым, яростным фанатиком, не жалеющим жизни даже своих приверженцев. Идеи его, как и поручения, были безумны, глаза горели сумасшедшим огнём и никто, кроме Монолита, не мог знать, что творится в голове у безумца Калигулы. По лицу Душелова было видно, что он боится идти к монолитовцу, чей фанатизм превышал даже фанатизм Агонии, той светловолосой девушки, наставником которой, являлся мудрый старец. За время всех этих мыслей, мы уже провели пленников через весь кинозал и шли по небольшому коридору, ведущему к выходу из кинотеатра.

Солнечный диск уже почти скрылся за горизонт, когда я и Душелов, ведя с собой двоих пленных, оказались на улице. Припять постепенно окутывалась тёмным покрывалом, и вскоре ночь должна была опуститься на улицы мёртвого города. Один из «Стражей» повернул голову назад и, каким-то странным, отчуждённым взглядом, посмотрел на меня. Затем, обратив свой взор на улицы города призрака, смиренно опустил голову и первым сошёл по ступенькам с площади кинотеатра. Душелов удивлённо посмотрел на меня, но, не дождавшись ответного взгляда, подтолкнул второго пленника и зашагал на Юг, в сторону магазина «Книги». Посмотрев вслед «Стражу», окинувшему меня ледяным взглядом, я нерешительно поднял ногу и отправился за адептом, уводящим двух пленных. Не знаю, почему они не решались бежать, даже когда мы отошли от кинотеатра и шли через старые дворы Припяти, где было малолюдно. То ли понимали, что не скроются в городе, кишащем монолитовцами, то ли смирились со своей судьбой, то ли всё-таки приняли истину, которую несёт Кристалл. Мне было всё равно. Шагая за Душеловом среди старых ржавых детских качелей, в своих мыслях я вновь обращался к той девушке, лицо которой опять начало овладевать моим рассудком. Её не было рядом, я не помнил её, но чувствовал странное, греющее сердце, чувство, каждый раз, когда думал о ней. Сердце приятно сжималось, когда в моих мыслях рисовался её образ, на лице появлялась едва заметная улыбка, пульс учащался, а дыхание становилось порывистым. Любовь… Я не мог назвать это чувство никаким другим словом, но каждый раз, когда в моей голове проносились подобные мысли, я с тревогой осматривался по сторонам, опасаясь, что кто-то может подсмотреть, что творится у меня в голове.

И кое-кто действительно подсматривал… Монолит… Единый, всемогущий Бог сейчас следил за моими мыслями, они были, как на ладони у могущественного Кристалла! И я боялся… Боялся сам своих мыслей, что Монолит покарает меня за них, что я потеряю доверие божества и Его ставленника – Харона. Но это была не такая уж большая цена ради той, которая занимает все мои помыслы. Ради того, чтобы узнать, кто эта девушка, где она и что с ней, я был готов отринуть все заветы Монолита. Новая волна вольнодумия захлестнула мой разум… Но великий Кристалл молчал… Не подавлял мои мысли своей волей, разрешал думать о другом, разрешил чувствовать и любить… С чего бы? Раньше, ещё пару часов назад, когда я думал о ней, ставил под сомнение божественную сущность Монолита, Он подавил мою волю, овладел моим разумом, но сейчас Он молчал… И девушка, которая постоянно жила у меня в голове, становилась сильнее Монолита… Становилась сильнее великого божества и полностью овладевала моим сердцем. Как простая женщина способна на такое?! Овладеть разумом человека, стать сильнее всемогущественного Бога, выгнать этого Бога из сердца и полностью завладеть им... Как?! А ведь, самое главное, что я сам позволял ей овладевать всей своей сущностью и душой, которая полностью принадлежит Монолиту… Она была ближе, роднее и любимее далекого, сурового и могущественного Бога… Эта девушка с каштановыми волосами… Тело начало наполняться чувствами к ней, когда Монолит в первый раз ослабил контроль надо мной… А эта девушка, лицо которой хранилось у меня в воображении, как будто только и ждала, когда Кристалл отвернётся от меня хотя бы на секунду, чтобы околдовать мою душу и завладеть моим сердцем! Опять словил себя на мысли о том, что я сам, вполне осознанно, позволяю ей делать это – становиться царицей моей души… И сам хочу этого!..

- Айрон, очнись! – голос Душелова вывел меня из состояния задумчивости, - Мы уже почти пришли!
И, правда – впереди по дороге уже виднелся небольшой, двухэтажный магазинчик с еле видимым названием «Книги». Солнце, которое в древнеегипетской мифологии, во времена солнцепоклонничества, считалось богом Атоном, уже полностью опустилось за горизонт и оставило Припять лежать в сумерках, покрывалу которых, скоро придёт на замену покрывало ночи. Я хотел ответить Душелову. Слова уже готовы были сорваться с моих уст, но до слуха донеслись звуки приближающейся опасности. За спиной уже начинало чувствоваться дыхание смерти, принадлежащее на самом деле кровососу, одному из многочисленных ночных хищников, которые считают Припять своими охотничьими угодьями. «Стражи», ведомые нами по улицам города-призрака, обернулись и посмотрели на приближающегося мутанта глазами безоружного человека, неготового встретить опасность. Душелов даже не успел предупредить меня, кровосос оказался проворен и силён. На ключице почувствовался удар сильной когтистой лапы, из появившихся ран выступила кровь, сочась через разорванный комбинезон. Я был не готов, а удар был слишком сильным. Застигнутый врасплох, я упал на землю, автомат слетел с моего плеча и упал на землю неподалёку. А кровосос был уже рядом. Времени, чтобы дотянуться до автомата, не хватало, а мутант, видя перед собой лишь распростёртую на земле жертву, уже тянулся к ней своими лапами, подняв в воздух свои щупальца. Перед глазами начала проноситься вся моя жизнь, которую я только помнил, когда на мне сомкнулись сильные, холодные и склизкие лапы хищника.

Мне хватало времени, чтобы дотянуться до автомата, да и не было сил на это. Кровосос был слишком силён и ни за что не собирался отпускать свою жертву. Тело моё парализовалось, когда гибкие щупальца, состоящие из сильных мускулов, присосались к моей шее, и я почувствовал, как моя циркуляция моей крови нарушилась и алая жидкость потекла по щупальцам, насыщая их хозяина. Но зато у Душелова было полно времени. Откуда-то издалека до меня донёсся щелчок затворной рамы, а затем послышались громкие выстрелы, и кровь кровососа хлынула на мой комбинезон. Щупальца отцепились от моей шеи, послышался громкий рёв кровососа и топот удаляющихся ног. Мутант пошёл на Душелова, это очевидно, а помочь я ему не мог, тело всё ещё было парализовано. Я слышал лишь выстрел, хрип и рык кровососа. Перед собой я видел лишь тёмное небо, на котором уже начали появляться звёзды. Прошло две-три минуты, когда парализация конечностей начала проходить, я начал ощущать своё тело и мог слабо пошевелить рукой или ногой. В этот момент послышался звук упавшего автомата. Выстрелы стихли, а затем послышался торжествующий рёв кровососа. Душелов побеждён… А на пленных надеется нечего, они связаны по рукам, да и вряд ли стали бы помогать монолитовцу. А может они уже сбежали?.. Нет, они слишком слабы после встречи с Хароном, еле волокут ноги. Надо было что-то делать, спасать себя и товарища. Я всё-таки смог поднять руку и достать из кобуры именной Кольт, подаренный Хароном. Инкрустированная золотом рукоятка уверенно легла в руку, патрон был заслан в патронник и я, собрав все силы, что преодолеть отступающую парализацию, перевернулся на живот и прицелился в широкую спину кровососа.

Все усилия я собрал воедино, чтобы надавить на курок и привести в действие ударно-спусковой механизм, который щёлкнул по донышку гильзы засланного патрона и через долю секунды из ствола Кольта, вместе со вспышкой огня, вырвалась смертоносная пуля 45-ого калибра. Кровосос был изрядно изранен, а моя свинцовая подруга добавила боли чудовищу, войдя в уродливое тело меж лопаток. Мутант взревел и, оставив Душелова, пошёл в мою сторону. Да, именно пошёл, а не побежал, сил не было уже ни у кого из нас. Ещё один щелчок по донышку гильзы свежего патрона, ещё одно воспламенение заряда пороха внутри патрона, ещё одно ощущение отдачи от пистолета и ещё одна пуля вылетает из ствола, через мгновение, поражая в шею свою цель. Третья пуля впилась кровососу в сонную артерию, заставив того упасть на четвереньки. Осталось довершить дело, убить мутанта, главное не промахнуться и я буду спасён, а вместе со мной будет спасён и Душелов вместе с пленными, которые лежали неподалёку, получившие от кровососа. Глаз и руки не подвели меня. Четвёртая пуля, вылетев из ствола и оставив после себя запах пороха, влетела в голову мутанта, упокоив того навсегда. На асфальте, рядом с мёртвым телом, осталось лежать содержимое головы когда-то сильного и ловкого охотника…

- Вот пленные, которых приказал доставить сюда Харон, - сказал я Калигуле, подталкивая вперёд «Стражей».
Ещё пару минут назад я не думал, что скажу это… Я думал, что моя высушенная, как мумия оболочка, останется лежать на улицах Припяти, а мой убийца, матёрый кровосос, останется полноправным властелином своей территории. Но всё вышло иначе. Я предстал перед Калигулой, после того, как вновь смог свободно двигаться и после того, как Душелов пришёл в себя. Друг потерял больше крови, чем я, ему нужен был отдых, он его заслужил. Сподвижники Калигулы… Они прекрасно слышали выстрелы и рёв кровососа, но не пожелали помочь. Не захотели этого. Они не любят людей Харона, считают нас заблудшими душами, несмотря на нашу веру в Монолит. И я хотел как можно скорее покинуть это место. Калигула имел хрупкое тело, но в нём угадывались сильный дух и фанатичная решимость. Я опять подумал о своей любимой, о девушке, чьё имя не помню и испугался своих мыслей, когда Калигула злобно посмотрел на меня своими безумными глазами…

За Монолит!
Игровой Форум » Ролевая игра » Северная Зона » Припять (Мертвый город-призрак)
Страница 1 из 212»
Поиск: