[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Статистика Форума
Самые популярные темы Последние обновленные темы Самые активные
Считаем до 100 00... (3797)
Слова (1964)
Злой админ (1620)
Обломай другого (1468)
Ваше настроение в... (1123)
Ассоциации к ават... (758)
Команда -CATS- (672)
Античит(SACE2) Чи... (510)
Игра в города! (495)
Голосование Мисс ... (291)
-=Команда-3=- vs ... (260)
Стена пользовател... (4)
Dota 2 на iCCup&#... (2)
Opera 12 (5)
10 СПОСОБОВ СДЕЛА... (2)
Рассказ на конкур... (8)
Обсуждение и идеи (33)
A.N.T.I.S.T.A.L.K... (4)
Комбату (4)
Анкеты персонажей (26)
[strikearena.ru]#... (47)
Доска позора (25)
cats_KuzЯ (3197)
cats_dacze (2330)
cats_Mishania (2284)
n[o_O]b (1769)
cats_BigBen (1469)
SANTA (840)
Stalkersha (726)
cats_Rusich2610 (698)
cats_tewashedo (581)
amirdjigit (572)
КОТ_МАТРОСКИН (461)

Страница 1 из 11
Модератор форума: Tимкa, Пиратехник, Марита 
Игровой Форум » Ролевая игра » Северная Зона » Посёлок Красное (Город грехов)
Посёлок Красное
Марита
Дата: Среда, 07.11.2012, 14:54 | Сообщение # 1

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
Посёлок Красное


Когда-то богатое село после катастрофы превратилось в сплошные развалины. И только одиноко маячит покосившийся купол полуразваленной церкви. Говорят, что это место полнится призраками умерших, которые выходят по ночам из церкви и крадут людей. Правда это или нет - неизвестно, но сталкеры стараются обходить этот поселок.



Концентрация аномалий на локации:
Жарка - до 1 аномалии.
Огненный смерч - до 1 аномалии.
Блуждающая Электра - до 1 аномалий.
Скоростной лифт - до 1 аномалии.
Ржавые Волосы - до 5 аномалий.
Очаги радиации - до 1 всплеска за сутки.

Мутанты, обитающие на локации:
Тушканы, крысы (в малом количестве), зомби.

Возможные переходы на локации:
Посёлок Машево
Зимовище
Усов

Пиратехник
Дата: Понедельник, 17.12.2012, 01:53 | Сообщение # 2

Offline
Сообщений: 71
Награды: 7 +
Церковь была как всегда прекрасной. Высокий яркий купол почти светился из-за обилия ярко-белого покрова снега. Картину портили лишь прогнившие доски, которыми она была отбита снаружи. И, возможно, одиноко стоящий рядом БТР. Он полностью прогнил и врос в землю, однако и так внушал недоверие и злость людей даже к святым для них местам. В то же время какая-то гравитационная аномалия пристроилась прямо рядом со зданием, время от времени будто плюясь снегом вверх, орошая всё вокруг.
Эта церковь была одной из самых знаменитых в этих местах. Она внушала людям надежду, дарила тепло и счастье. Однако, потом, спустя много лет после её строительства, стала последним местом пристанища для сотен людей. Всё случилось в те мрачные дни, когда произошла первая катастрофа на ЧАЭС. По официальным источникам, всех в "зоне отчуждения" эвакуировали заблаговременно до получения фатальных доз радиации. Однако не всё было так хорошо...
Посёлку Красное и ещё нескольким посёлкам рядом было приказано собраться в церкви, откуда их и вывезут на специально подготовленных автобусах. Около двух сотен людей с детьми и стариками пришло в назначенный срок на место. Там уже работала местная милиция и какие-то военные. Что они тут делали, никто не понимал. Кто-то говорил, что тут у них какой-то особый объект, а кто-то надеялся, что помогают эвакуировать людей. Только отчего и зачем - на эти вопросы никто не мог ответить. Знали это лишь пара человек, одним из которых оказался участковый этого посёлка. Человек, сыгравший главную роль в этой истории...

Младший лейтенант Константин Ласточкин. Участковый посёлка «Красное».

-Так, все внутрь заходим! Не толпитесь снаружи, прошу вас. Располагайтесь внутри, не задерживайтесь на проходе!-Уже немного устало провожал я людей внутрь церкви.
Всё-таки объяснять огромной толпе людей, что всё будет хорошо, довольно утомительно. Тем более, что сам я понимал, что нагло вру. И себе, и окружающим меня людям. Но скоро это должно было закончиться. Приедут автобусы, и мы все уедем отсюда. Забудем всё, что сейчас происходило. Потом я согласен хоть каждую ночь просыпаться в холодном поту после воспоминаний о этом дне, но сейчас надо побыстрее выбраться от сюда. И, желательно, не схватив при этом большую дозу...
-Дяденька милиционер, а куда мы?-Спросила меня девочка лет семи с голубыми глазками и белокурыми волосами в косичку.
Я буквально тут же выпал из прострации собственных мыслей, увидев её внимательно прищуренные глазки.
-Что? Куда поедем?-Ещё не поняв вопроса спросил я.
-Ну, мы куда-то поедем, да?-Всё также внимательно смотрели на меня её голубые глазки.
-Да, малышка, поедем далеко-о-о от сюда.-Показал я рукой в сторону Киева.
Ну, по крайней мере, мне так показалось, что именно там находится Киев. Однако, точно сказать я бы не взялся. Да и незачем девчонке точно знать, куда поедем. Надеюсь, и не запомнит тут ничего…
-А ты что тут одна делаешь? Где твои родители?-Перевёл я разговор на другую тему.
-Они там.-Девочка посмотрела на небо.-Смотрят на нас сейчас. Можно ручкой помахать и они увидят! Точно увидят, я знаю! Мне тётя сказала!
У меня тут же встал ком в горле. Конечно, девочка могла не понимать, что говорит, но я уже всё понял…
-А кто за тобой тут тогда присматривает? Где твоя тётя?
-Она там, внутри. Сидит и кому-то рассказывает какую-то странную сказку. Непонятную какую-то, мне она не понравилась, и я пришла сюда.
Я мельком заглянул в церковь. И вправду – часть людей сидела вдоль стен и просто молилась.
-Ясно… Ну, ладно. Постояла тут, а теперь беги внутрь. Тебе тут нельзя долго находиться. Я буду работать.
-Ладно, дяденька милиционер!-Весело заявила девочка и скрылась внутри.
Снаружи остались только я и четверо солдат, приехавших сюда на зелёном военном уазике. Прикрыв входную дверь, я подошёл к ним. В то время трое доставали из багажника какой-то ящик, а четвёртый молча за этим наблюдал.
-Лейтенант, кажется?-Спросил я у старшего группы, не имея ни малейшего понятия о его звании. Ведь погоны были просто-напросто убраны с плеч бойцов, а лейтенант у нас в милиции очень распространённое звание.
-Майор.-Спокойно поправил он меня.-Все на месте?-Тут же прозвучал вопрос.
-Практически. Нет только одной семьи из хутора поблизости. Но их уже давно никто не видел. Возможно, они уехали.
-Ладно, чёрт с ними. На мне лично нет свинцовых трусов. А мы сюда и так во вред для себя примчались, поэтому не мешайся. Эй, Сивцев, осторожней! Головой за аппарат отвечаешь!
-Майор, а когда уже приедут автобусы для эвакуации гражданских лиц? Там дети, их надо в первую очередь увести!
-Ты что орёшь? Автобусы едут. Сейчас, только наших бойцов заберут и вернутся сюда, за всеми остальными.
-Погоди, майор… Что значит заедут за вашими? В первую очередь надо заботиться о людях!-Вспыхнул я, как пропитанная керосином спичка.-Что значит вернутся!? А люди будут сидеть здесь и хватать радиацию???-Мои кулаки сжались.
Однако майор выглядел всё так же холодно, даже не потянулся к кобуре, как бы поступил я. Он только повернул свой взгляд ко мне и, хмыкнув, потерял ко мне интерес. В то время двое бойцов уже разгрузили аппарат и понесли его к церкви. Третий куда-то пропал.
-Чтоб тебя! Майор! Что они делают? Что за хрень тут творится?
Я уже не мог сдерживать себя. Я видел, что меня держат тут за дурака. За клоуна в форме, который ничего не понимает и, по сути дела, не должен понимать. Но я не был хладнокровным, как этот вояка. Моя рука тут же оказалась на кобуре.
-Майор! Если ты сейчас же не скажешь, что тут творится, я буду вынужден стрелять! И тогда я сам лично начну эвакуацию.
Майор, вновь повернувшись ко мне лицом, сначала пару секунд молчал и внимательно смотрел в мои глаза. А потом вдруг звонко рассмеялся. Не от души, это было видно. Но и не показушный у него был смел, а какой-то… зловещий. Страшный смех, от которого мурашки ползут по спине. Такой смех бывает у психов или у злодеев, которые точно знают, что ты им ничем не сможешь помешать.
Вдруг справа от меня промелькнула тень. Я не успел обратить внимание, как ко мне в челюсть прилетел здоровенный кулак. Вырубить он меня не смог, но с ног сбил и оглушил конкретно. Плюхнувшись на землю, я, потерянный и оглушенный, уже на автомате попытался достать пистолет. Разумеется, никто этого мне сделать не позволил. Быстро обезоружив и подняв меня, тот четвёртый боец, про которого я совсем забыл, подвёл меня к майору.
-Дурак, ей богу.-Хмыкнув вновь майор.-Эх, лейтенант, был ты помолчаливее и поаккуратней со стволом, может, и живым из этой истории выпутался…
На этих словах моё сердце замерло. Я пригрозил пистолетом военному. Он может меня тут же расстрелять. Особенно при режиме эвакуации с заражённой территории. Оказал сопротивление эвакуации и аресту – и прощай Костя. Поминай, как звали. Ох и дурак он! Вспыльчивый дурак, по другому и не скажешь.
-Хотя нет, вряд ли. Просто умер бы быстрее и менее болезненней. Всё-таки пуля в голову лучше, чем зажариться на нейтронной бомбе.
В то время двое бойцов выходили из церкви, крича людям внутри, что этот аппарат их будет защищать, пока не прибудут автобусы.
-Бомба? Но… но как же? Кто вы такие, чтобы это делать!? Там простые люди! Там дети!!!-Начал орать я, но тут же получил удар в живот. Дыхание перехватило, оставалось только пытаться дышать.
-Там – трупы. И ты – труп.-Майор сложил пальцы пистолетом и «выстрелил» им мне в лицо. Затем кивнул бойцам на крест, приложенный к стене.-Привяжите его к кресту, чтобы не распутался, и к окну его. Говорят, стекло не удержит взрыва даже такой маленькой бомбы. Надейся, что осколки убьют тебя быстрее, чем облучение и свет.
Майор развернулся и пошёл в уазик. Солдаты же, подхватив меня, понесли к кресту. Рядом в небольшом сарайчике нашлись цепи, на которые меня и приковали. Я всё время молчал, не выдав больше ни слова. А что говорить? Проклинать всех? И как это тут поможет? Я делал лишь одно – представлял лицо той белокурой девочки, которая смотрела на меня глазками цвета неба.
-Да упокоит бог твою душу.-Меланхолично на последок сказал один из военных, когда они уже хотели уходить.
-А ты будешь гореть в аду.-Просто ответил я, не отвлекаясь от своих мыслей.
Тот что-то начал доказывать про свою семью, которая голодает и если он этого не сделает, то что-то там будет, но мне уже было всё равно, я смотрел на небо и представлял, как смотрю в её глаза. Небо, будто прощаясь со мной, было чистым до самого горизонта. И я уже не слышал, как второй солдат увёл первого в уазик. Как автомобиль, бодро рыкнув мотором, сорвался с места и уехал из этого места на максимальной скорости, что позволяла дорога. И как зашумели люди, понимая, что их заперли в здании. Я не слышал ничего до того момента, как прогремел взрыв. Я смотрел в небо и думал о том, что она, та белокурая девчушка, могла быть моей дочкой…


Как церковь вновь тут появилась - не расскажет никто. Никто не знает, почему она вернулась из прошлого. И как такое вообще возможно на самом деле. Но с появлением Зоны всё изменилось. Изменился ландшафт, изменилась природа, изменилась даже сама реальность. Говорят, эту историю рассказал один из счастливчиков-сталкеров, который видел церковь собственными глазами. Прямо слово в слово. Он будто пережил тот момент в теле того участкового. После этого этот сталкер, говорят, ушёл из Зоны и уже не вернулся. Но перед уходом он сказал, что видел тот самый крест, на котором он умер в обличье лейтенанта Константина Ласточкина. И на нём, в самом деле, были прикреплены цепью обгорелые кости. Хотя как они могли остаться после ударной волны? Это известно только самой Зоне...

С тех пор люди обходят проклятое место. Однако, это же место является центральным в посёлке и тут никогда не бродят мутанты. Сталкерам, идущим тут, остаётся выбор - пойти по посёлку, стараясь проскочить мимо опасных мутантов, или пройти тут, не встретив мутантов, но заглянув в глаза своим страхам...

Марита
Дата: Суббота, 29.12.2012, 21:50 | Сообщение # 3

Offline
Сообщений: 145
Награды: 20 +
Вскоре наш измученный холодом и побитый морозом отряд пересек железнодорожную насыпь и вышел к развалинам мрачного поселка, укрытого белым снежным покрывалом. В центре деревеньки возвышалась темная, заброшенная церковь, купола которой давно утратили блеск и поросли диким виноградом. Его обнаженные ветки густо опутали стены церквушки и маковки. Мы не знали, что или кого можем встретить в поселке, но сообщение Очкарика уже посеяло страх в моей душе, а теперь и в сердце спутников после того, как я им сообщила о ситуации. Как бы там нибыло, отдохнуть нам нужно было во что бы то ни стало или дальнейший путь попросту будет нам не по силам. Ресурсы живого организма не вечны, им необходимо поплнение в виде толики тепла, еды и сна.
Повернувшись к остальным я предупредила:
- Будьте на чеку. Мутантов здесь может и нет, а вот чего нам ожидать - неизвестно.
Нашей целью действительно стала заброшенная церковь и, в предвкушении отдыха, отряд ускорил шаг, который и так с трудом удавался в тугих сугробах выше колена. Питомец нашего самого молодого сталкера в отряде осторожно высунул голову из рюкзака хозяина и потянул носом воздух. Глаза его бегали из стороны в сторону, он как-будто что-то учуял, но пока не понял что именно, потому признаков враждебности пока не проявлял.

Наконец, мы с трудом добрались до ворот церквушки, уже у порога остановившись, чтобы перевести дыхание. Покосившиеся полусгнившие створки высоких дверей кое-как были закрыты на щеколду, потому убрать трухлявый брусок труда не составило. Пока группа шла мимо черных пустых домов к церкви, мы действительно не встретили ни одного мутанта и не услышали отдаленного воя, что мог бы нас предупредить об опасности. Поселок как будто полностью вымер, в небе над развалинами построек не парили даже вороны. Хотя при таком морозе врядли птицы отважились бы отправиться в полет.

Пропустив вперед Хруста со спутницей и всех остальных, я задержалась на минуту у входа. Почему-то стены церкви привлекли мое внимание. В былое время они были выкрашены в белый цвет, сейчас же, после жесткого воздействия смены времен года и погодных условий, от штукатурки почти не осталось следа. Стены приобрели совершенно неопознаваемый серо-черный цвет, лепнина на углах священной постройки превратилась в груду облупившейся извести, арки давно осыпались, превратившись в подобие беззубых десен. Что-то зловещее было в этом темном здании, а что именно уловить пока не получалось.

Кот помог мне затворить ворота церкви и отряд принялся осматривать огромный зал с высоченным куполообразным потолком, уже скрывающимся в подступающей ночной тени. Здесь проводили самые настоящие православные литургии, подумалось мне, когда я, задрав голову, смотрела на потолок с неплохо сохранившимися фресками. Это, конечно, не античные религиозные настенные рисунки, ценности в них немного, так как выполненны они уже относительно современными мастерами, но все же тот, кто писал сцены из библи под куполом церкви, явно любил свое дело. Высокие окна с цветными витражными стеклами были частично выбиты, но кое-где сохранились и воображение сразу же нарисовало в мозгу картинку ярких красочных лучей солнца, пробивающихся сквозь витражи. Жаль, что столь красивые памятники архитектуры вынуждены доживать свой век вот так… Обстановка в строении сохранилась, похоже, еще с тех времен, когда в ней обитали люди. Разрушений имелось не так много, как снаружи. Каменный пол церкви все еще был цел и почти невредим, если не считать трещин в некоторых местах. Лавки под окнами ссохлись, но все еще могли выдержать некоторый вес. Алтарь в центре постройки, под большой иконой святого, которую едва было видно за почерневшим стеклом, будто дожидался посетителей. Ткани, которыми он был драпирован, давно выцвели и приобрели мрачный серый цвет от пыли, но почти вся утварь осталась на месте, кроме ценного, естественно.

Что ж, отдыхать нам придется прямо на полу, костер тоже нужно разжечь именно на нем. Мутанты и вправду до сих пор не появились, ни слепышей, которые могли бы выскочить из подсобного помещения, чтобы защитить свое логово, ни даже крысы не изъявили желания напасть. Не было и летучих мышей. У меня сложилось впечатление, что в этом месте жизнь вообще невозможна. Вот только Что от церкви, по словам Очкарика, так отпугивает живность? Совершенно случайно я заметила на кресте, который стоял чуть в стороне от алтаря, истлевшую человеческую кисть, вернее почерневшие кости ладони. Она то ли застряла на кресте, то ли элементарно прикипела к нему… Я нахмурилась. Что-то тут не так. Останки явно живого организма, крест деревянный, а значит это не отлитая статуя, какие обычно можно встретить в церквях. Опустив голову, я поискала глазами останки тела мертвого, предположительно упавшие с креста, но ничего не нашла. Странно…

Поежившись от неприятного холодка, я отошла от креста подальше и тоже принялась обустраиваться. Емкостью для нашего костра послужила чаша, некогда использовавшаяся для святой воды. Кощунство, возможно, но человек итак уже приложил достаточно своих усилий, чтобы уничтожить клочок плодородной земли самым жестоким способом. Этой чашей уже вряд ли воспользуется служитель церкви, чтобы освятить чистую жидкость таинством молитвы, а посему она послужит для благого дела кучке замерших и оголодавших людей. Может статься, что остатки святости в посудине сохранят от беды, уготованной нам посреди ночи… Тьфу, я тряхнула головой. С каких пор я начала верить в эту чушь? Но все же иметь надежду на спасение хотелось бы на всякий случай, помня о предупреждении ранее.
Топливом для огня послужили старые трухлявые деревянные лавочки и стулья, которые пришлось безжалостно разломать на небольшие бруски, дабы они поместились в импровизированном мангале. Вскоре пламя взвилось под темные своды потолка и стало сразу же намного уютнее. Сталкеры расстелили спальники прямо на полу и с нетерпением ожидали той минуты, когда вода в котелке, наконец, закипит. Я прилегла на спальник, подложив под себя и теплое покрывало и посмотрела на пламя костра. Стрелку понравилось бы в этом месте, поймала я себя на неожиданной мысли.

После скудного, но такого долгожданного ужина, голова сама начала клониться на грудь, и я уютно устроилась в спальнике, продолжая глядеть в пляшущие языки пламени. За окнами уже стояла непроглядная темная ночь и только благодаря снегу, отражающему свет, можно было спокойно пройти и не растянуться, зацепившись о что-нибудь под ногами. В абсолютной тишине, нарушаемой лишь редким треском горящих поленьев в костре, который эхо тут же подхватывало и разносило по пустому пространтсву церкви, можно было расслышать где-то совсем далеко собачий вой, но за весь вечер, что мы провели здесь, так и не услышали хоть какой-нибудь шорох забежавшей на огонек твари. Тишина слегка давила на уши, темнота немного угнетала и лишь глубокий сон успокоил наши страхи, отодвинув их на задворки сознания…

...Тревожное чувство заставило меня распахнуть глаза и приподнять голову со спальника. Костер давно потух, но продолжал тлеть в раскаленных угольках, светящимися зловещим красным цветом. Металлическая чаша, нагревшаяся от костра, теперь отдавала жар людям, которые продолжали мирно спать вокруг нее. Я никак не могла понять, что разбудило меня. В церкви стояла полная тишина и кромешная тьма, ничто не предвещало опасности. Но я точно знала, что что-то происходит…

Очень тихо поднявшись, я аккуратно, стараясь не лязгнуть автоматом, взяла его в руки и выставила перед собой. Сначала я внимательно осмотрела стену с алтарем и дверь в подсобке, правда, в темноте ночи я мало что разглядела, затем перевела взгляд на высокие ворота церкви, на облупившиеся стены, затем взглянула на окна, с чудом сохранившимися окнами и остановила взгляд на противоположном витраже. Никого. Но я нутром ощущала, что здесь кто-то… или что-то присутствует, чего я пока не могу увидеть. По телу пробежала стая мурашек. Интуиция не могла подшутить со мной так неразумно. От невесть откуда взявшегося жуткого предчувствия заколотилось сердце, а дыхание участилось. Облачка пара вырывались изо рта, на секунду закрывая мне обзор.

И вдруг случилось то, чего я никак не смогла бы предвидеть, находясь в здравом уме. В очередной раз повернувшись к стене с высокими арочными окнами, я застыла как вкопанная. Тело пронзил сильнейший холод вперемешку со страхом, даю руку на отсечение, что в эту секунду я стала белее снега. Дыхание мгновенно сперло, а сердце, кажется, остановилось… Глаза, не моргая, смотрели на светящуюуся точку передо мной, возникшую прямо из пространства. Она двигалась, будто парила в воздухе. Словно жук-светлячок. В это можно было бы поверить, если бы не зима на дворе… Со стороны могло показаться, что светлячок рассматривает меня – непрошенного гостя - так же, как и я его с той лишь разницей, что в моих жилах застыла кровь от кошмарного ощущения чего-то потустороннего… Время будто остановилось, прошла вечность, а я все еще не находила в себе силы пошевелиться. Точка подплыла ближе, почти к самому лицу. Я с ужасом поняла, что нужно двигаться, но получилось лишь судорожно глотнуть комок в горле. Страх подступал ближе, паника начинала сдавливать шею и я инстинктивно шагнула назад в темноту. Затем еще раз… и еще, пока внезапно не ощутила, как кто-то сзади схватил меня за плечи...

Меня обуял дикий ужас, потому я закричала, довольно громко. Весь отряд тут же вскочил со своих лежанок и похватал оружие. Резко развернувшись и рефлекторно взяв автомат на изготовку, я чуть не задела им… Адиля. Он стоял позади меня и, когда я попятилась в его сторону, просто вовремя остановил, чтобы я не налетела на него. Убедившись, что меня схватил вовсе не когтистый монстр, а всего лишь напарник, я моментально развернулась назад, но увидела пустоту… Точка исчезла без следа. Быстро посмотрев по сторонам огромными глазами, я ничего кроме кромешной темени не заметила. Только после этого я смогла, наконец, выдохнуть. Мне пришлось даже наклониться, чтобы не упасть от нахлынувшего непритяного головокружения, вызванного стрессом.

Спустя пару минут я повернулась к Адилю. Он очевидно был сбит с толку. И похоже, что причиной тому вовсе не присутствие в оплоте «неверной» религии. Мне с трудом удалось вытянуть из Адиля рассказ о том, что и он видел что-то подобное звезде и тоже проснулся от щемящего чувства тревоги. На вопрос наблюдал ли он произошедшее со мной, араб лишь отрицательно покачал головой. Когда мы вернулись к тлеющим углям костра, Адиль предположил, что нас посетили неупокоенные духи этого места. Я вдруг тоже подумала о душах людей, вынужденных скитаться из-за каких-то своих незаконченных дел на земле… Никогда не верила в эту чушь, но после пережитого, что-то во мне перевернулось. А если здесь произошла некая трагедия, заставившая людей, их астральные тела, которых не могут видеть живые, вечно пребывать в стенах этой церкви? Тогда получается, что это вовсе не святое место, иначе они давно были бы свободны от заточения. Значит, вот о чем нас предупреждал Очкарик!

Сна не было ни в одном глазу, я бы не решилась заснуть после таких событий. Утро я и мусульманин встретили бодрствуя и попивая горячий кофе. Костер снова полыхал, скудный завтрак чуть улучшил настроение и прогнал мрачные мысли из головы. Собрав вещи, отряд снова был готов к походу. Признаться, покидала я сие место с большим облегчением. Последний раз обернувшись к сколотым аркам церкви, я мысленно попрощалась с «хозяевами» и поблагодарила за то, что не причинили нам вреда, позволив переночевать живым. Потом вытащила КПК и набрала сообщение админу сети с отчетом об увиденном. Заинтересует ли человека, мыслящего рационально, байки о загробном мире, я сомневалась, но просьбу все же исполнила.

Снег приятно хрустел под ногами, но мороз, похоже, снизил обороты. Поднялся небольшой ветерок, нагнавший серые тучи на небосвод. К обеду явно выпадет очередная порция снега. Так и случилось. Тучи будто опустились ниже, извергув на наши головы белые хлопья слипшихся снежинок. Дальнейший наш путь шел вдоль железнодорожных путей, давно вышедших из эксплуатации. Имея хоть какое-то направление пути, стало как-то спокойнее. Кажущиеся бесконечными рельсы в любом случае выведут нас куда-нибудь. Может, повезет и мы доберемся к обжитому месту…

Переход на Зимовище ---------->

Игровой Форум » Ролевая игра » Северная Зона » Посёлок Красное (Город грехов)
Страница 1 из 11
Поиск: